Loading...
Изменить размер шрифта - +
Убийство первой степени. Знают, что вы платили ему, когда он убивал Мики. Соучастие в убийстве. – Тайя сделала шаг вперед. – Тут вам Судьбы не помогут.

– Они у тебя, а это главное. Остальное – моя забота. Мне нужны статуэтки и деньги. Позвони этому ирландскому ублюдку, и пусть он их вернет, иначе я убью сначала твою мамашу, а потом тебя.

«Даже если я отдам статуэтки Аните, она все равно убьет нас, – подумала Тайя. – И, может быть, найдет место, где сумеет скрыться».

– У него их нет. Они у меня, – поспешно сказала она, видя, что Анита ткнула мать дулом в висок. – Их хотел получить мой отец. Знаете, это был бы удачный ход. Мне был нужен Малахия. Поэтому мы выманили у вас деньги. Мой отец купил бы статуэтки, я получила бы Малахию, а «Уайлй» – Судьбы.

– Черта с два!

– Да. Я не хочу, чтобы вы причинили вред моей матери. Я отдам вам Судьбы и мою часть денег. И постараюсь собрать остальную сумму. Я отдам вам Судьбы прямо сейчас, если вы перестанете целиться в мою мать.

– Что, не нравится? Так лучше? – Анита отвела пистолет от головы Элмы и прицелилась Тайе в грудь.

Увидев, что пистолет направлен на ее дочь, Элма начала кричать, Анита, разозлившись, ударила ее кулаком в висок.

– Заткнись, мать твою, или я пристрелю вас обеих!

– Не надо! Не трогайте мою Тайю!

– Не нужно ни в кого стрелять. Я отдам их вам. – Тайя медленно подошла к трельяжу матери.

– Ты считаешь меня полной идиоткой? Думаешь, я поверю, что они здесь?

– Мне нужен ключ. Мама хранит здесь ключ от сейфа.

– Тайя…

– Мама… – Тайя покачала головой. – Притворяться нет смысла. Она все знает. Судьбы не стоят того, чтобы из-за них умирать. – Она выдвинула ящик.

– Стой! Отойди в сторону. – Анита шагнула вперед. – Если там пистолет, я всажу Элме пулю в коленную чашечку.

– Пожалуйста… – Тайя сделала вид, что пошатнулась, оперлась о трельяж и зажала в ладони маленький флакончик. – Пожалуйста, не надо. Тут нет пистолета.

Анита пошарила в ящике свободной рукой.

– И ключа то же.

– Он там. Справа…

Тайя быстро задвинула ящик, прищемив руку Аниты, и сунула флакон ей в лицо. Пистолет выстрелил; пуля пролетела в дюйме от головы Тайи и ударилась в стену. Тайя прыгнула вперед, не обращая внимания на крики матери, Аниты и свой собственный.

Столкновение с Анитой едва не вышибло из нее дух, но одновременно повысило количество адреналина в крови. Впрочем, Тайе не было до этого дела. Когда ее ногти вонзились в запястье Аниты, она ощутила первобытную злобу.

Пистолет вылетел из руки Аниты и упал на пол. Обе потянулись к нему. Анита шарила рукой вслепую; нюхательная соль, вытряхнутая Тайей из флакона, сделала свое дело. От удара кулаком в лицо у Тайи полетели искры из глаз. Зато ее колено угодило Аните в живот. Правда, это вышло скорее случайно, чем намеренно.

Женщины сплелись в клубок и покатились по полу. Когда их руки одновременно коснулись пистолета, Тайя сделала единственное, что пришло ей в голову. Она схватила Аниту за волосы и дернула изо всех сил.

Они врезались в стол, но Тайя не слышала звона разбитого стекла. Не слышала ни доносившихся снизу криков, ни топота ног. Слышала только шум крови в ушах и ощущала гнев и лютую ненависть.

Впервые в жизни она причиняла кому-то физическую боль и хотела, чтобы эта боль была как можно сильнее.

– Ты била мою мать! – рычала она, вцепившись в волосы Аниты и ударяя ее головой об пол.

А потом кто-то оттащил ее.

Быстрый переход