Изменить размер шрифта - +

– Присядь на минутку. Коробки из-под пиццы никуда не денутся.

– Если я займусь делом, мне будет легче дождаться их возвращения. Никогда не думала, что буду испытывать радость от многолюдья в собственной квартире, но так оно и есть. А когда в доме пусто, мне становится тоскливо.

– Я подумала, не стоит ли вам с Малом последовать нашему примеру.

– Какому примеру? – Тайя посмотрела на три статуэтки, стоявшие между пустыми бутылками и коробками из-под пиццы.

– Я имею в виду, «до тех пор, пока смерть не разлучит нас».

– Ну… Об этом мы еще не говорили. По-моему, ему не терпится вернуться домой, снова возглавить семейное дело и подумать, на что потратить свою долю. Может быть, после… когда-нибудь потом мы с ним поговорим…

– Время – это только часть дела, не так ли? – Клео подняла статуэтку Клото. – Да, есть судьба, есть рок, и все же мне кажется, что иногда нужно кое-что делать самой. Почему ты не хочешь попросить его сама?

– Что попросить? Же-жениться на мне? Я не могу. Это он должен сделать мне предложение.

– Почему?

– Потому что он мужчина.

– Ага. Ну и что? Ты любишь его, хочешь выйти за него замуж, вот и попроси его сделать это. Тогда мы сможем отпраздновать тройную свадьбу. То-то будет праздник!

– Самой сделать ему предложение? – Тайя покачала головой. – У меня никогда не хватит на это смелости.

Когда раздался звонок, она пошла на кухню, захватив с собой пустые коробки, и вынула из гнезда портативный телефон.

– Алло.

– Что, сука, проводишь исследование? По спине Тайи побежали мурашки.

– Простите, что?

– Что он тебе обещал? Любовь до гроба? Верность? Не дождешься!

– Не понимаю. – Тайя быстро вернулась в гостиную и жестом позвала к себе Клео. – Это Анита?

– Не притворяйся дурочкой. Игра окончена. Мне нужны Судьбы.

– Я не знаю, о чем вы говорите. – Она отвела телефон в сторону, чтобы Клео тоже могла послушать.

– Если не знаешь, то твоей матери придется очень плохо.

– Моей матери?! – Тайя резко выпрямилась и инстинктивно схватила Клео за руку. – При чем тут моя мать?

– Ей приходится несладко. Весьма несладко. Правда, Элма?

– Тайя… – Голос Элмы был слабым и хриплым от слез. – Тайя, что происходит?

– Дорогая Элма, скажите ей, что я делаю в данный момент, – потребовала Анита.

– Она… Тайя, она целится из пистолета мне в голову. Я думаю… думаю, она убила Тилли. О боже! Мне трудно дышать…

– Анита! Не причиняйте ей вреда. Она ничего не знает. И не участвует в этом.

– В этом деле участвуют все. Он у тебя?

– Нет, Малахии здесь нет. Клянусь вам, его здесь нет. Я одна.

– Тогда приходи одна к дому мамочки. Мы очень мило побеседуем. У тебя есть пять минут, так что беги со всех ног. Пять минут, Тайя, или я пристрелю ее.

– Пожалуйста, не надо. Я сделаю все, что вы хотите.

– Ты даром тратишь время, а его м так мало.

Как только послышался щелчок, Тайя отбросила телефон.

– Мне нужно идти. Нужно торопиться.

– Тайя, ты не должна идти туда!

– Я обязана. У меня нет времени.

– Мы позвоним Гедеону, Малахии. Позвоним Джеку. – Клео оттерла Тайю от двери. – Сама подумай, черт побери! Подумай. Это дело полиции.

Быстрый переход