Loading...
Изменить размер шрифта - +

А потом кто-то оттащил ее. Тайя оскалила зубы, стиснула кулаки и начала отбиваться, глядя сверху вниз на налитые кровью глаза Аниты.

Гедеон перешагнул через нее, подобрал пистолет, а Малахия обнял продолжавшую упираться Тайю.

– Ты ранена? О боже, Тайя, на тебе кровь!

– Она надрала ей задницу. – Клео шмыгнула носом и улыбнулась. – Разве ты не видишь? Она надрала этой суке задницу!

– Тилли… – Адреналин улетучивался, руки и ноги Тайи наливались свинцом. Теперь ее голос звучал слабо, начинала кружиться голова.

– С ней ма. Она звонит в «Скорую». Ну же, успокойся, милая. Тебе нужно сесть. Гедеон, помоги миссис Марш.

– Я сама. Она напугана. – Тайя заставила себя сделать шаг. Колени подгибались, ноги не слушались, но ей это удалось. Второй шаг дался ей намного легче. – Уберите ее отсюда. Пожалуйста. Уберите Аниту. Я сама позабочусь о маме.

Обойдя потерявшую сознание Аниту, Тайя начала развязывать мать.

– Никаких истерик, – велела она, разделавшись с узлами и поцеловав Элму в посиневшую щеку. – Сейчас ты ляжешь, а я принесу тебе чаю.

– Я думала, она убьет тебя. Я думала…

– Она этого не сделала. Я в полном порядке. – Тайя бережно помогла матери подняться. – Тебе надо лечь. Все будет хорошо.

– Эта ужасная женщина… Она никогда мне не нравилась. У меня болит голова.

– Я знаю. – Тайя отвела волосы матери от почерневшего виска и поцеловала его. – Сейчас я тебе дам аспирин.

– Ты такая храбрая. – Элма сжала руку дочери. – Я не знала, что ты можешь быть такой храброй.

– Я тоже.

К удивлению Тайи, мать настояла на том, что поедет с Тилли в больницу. И заставила Тайю вернуться домой.

– Она сведет врачей с ума, – покачала головой Тайя.

– Значит, у нее доброе сердце, если она переживает из-за Тилли больше, чем из-за всего остального. – Эйлин поставила перед Тайей чашку чая. – А доброе сердце долго не стареет, – добавила она. – Пей чай. Это позволит тебе успокоиться перед беседой с полицией.

– Спасибо.

Когда Эйлин вышла из комнаты и они наконец остались одни, Тайя посмотрела на Малахию.

– Мне и в голову не приходило, что Анита может причинить тебе вред. Просто не приходило в голову. А должно было… – Малахия бережно взял в ладони ее лицо. – Все деньги, все Судьбы и вся справедливость на свете не стоят одной царапины на твоем теле.

– На Аните царапин и синяков больше, и все они – моих рук дело.

– О да. – Малахия поднял Тайю и обнял ее. – Нюхательная соль в глаза… Разве кто-нибудь другой смог бы придумать такое?

– Но теперь все кончилось, правда? Все-все?

– Да. Все кончилось.

– Теперь ты женишься на мне?

– Что? – От неожиданности он отстранился. – Что ты сказала?

– Я спросила, женишься ты на мне или нет. Малахия посмотрел на нее с любопытством.

– Я думал, мы обо всем договорились. И уже выбрал кольцо, но в этот момент по мобильнику позвонила Клео.

– Тогда поезжай назад и купи его.

– Сейчас?

– Завтра. – Она обняла его и вздохнула. – Так и быть, до завтра я потерплю.

 

 

Недавно этот центр пополнился небольшой экспозицией, оснащенной охранной системой от Бардетта. Ядром музея стали три серебряные статуэтки, известные как Три Судьбы.

Быстрый переход