Изменить размер шрифта - +

Ноэлла порывисто вскрикнула:

– Ой, мамочка, вы оба, должно быть, были вне себя от горя?

– Он лишь успел сказать мне, как сильно меня любит, – продолжала миссис Вейкфилд, – и попросил меня дождаться его. Я обещала.

– И он… уехал, – пробормотала Ноэлла.

– После его отъезда я вернулась обратно в деревню в полной уверенности, что ни один мужчина не покажется мне таким привлекательным и не будет так много для меня значить, как твой папа.

– И, тем не менее, я уверена, нашлись и другие мужчины, которые хотели бы жениться на тебе, – заметила Ноэлла.

– Да, двое или трое, – призналась миссис Вейкфилд. – Было бы и больше, если бы я дала им повод.

– Но тебе пришлось долго дожидаться, когда вернется папа.

– Почти восемь лет, – отозвалась миссис Вейкфилд. – И когда он, наконец, вернулся, я страшно боялась, что он уже не захочет жениться на мне.

– А он писал тебе?

– Он писал мне два-три раза в неделю, – гордо сказала миссис Вейкфилд. – И в каждом письме сообщал, что он не перестает обо мне думать, что я всегда в его сердце и что он неустанно молит Господа, чтобы его батальон поскорее отправили домой.

– А ты никогда не думала о том, чтобы самой поехать к нему в Индию? – спросила Ноэлла.

– Такое путешествие заняло бы не меньше полугода, – объяснила мама. – И даже если бы мои папа с мамой были в состоянии оплатить дорогу, они никогда не позволили бы мне уехать так далеко от дома.

– Бедная моя мамочка! – воскликнула Ноэлла. – Значит, тебе пришлось все это время ждать?

– Знаешь, это было приятное ожидание. И когда – наконец твой папа вернулся, мы тут же поженились, хотя он еще не оправился от полученных ран и врачи советовали ему отдохнуть перед столь решительным шагом.

И, рассмеявшись, миссис Вейкфилд продолжала:

– Но ты же знаешь, если твой папа что-то задумывал, его никто не мог остановить. А поскольку он был твердо намерен жениться на мне, никакие врачи мира не смогли бы ему помешать. Мы обвенчались в нашей деревенской церкви. На свадебной церемонии присутствовали лишь несколько самых близких друзей.

– Должно быть, твоя свадьба не шла ни в какое сравнение со свадьбой твоей кузины Каролины, – задумчиво проговорила Ноэлла.

– Ну конечно! О свадьбе Каролины писали все газеты. Да и подружек невесты у нее было, помимо меня, еще семь человек.

В глазах у миссис Вейкфилд появилось мечтательное выражение.

– У меня же не было ни подружек, ни пажей. Но во время церемонии венчания у меня было такое ощущение, словно ангелы поют в вышине, а на нас с папой снисходит священное сияние.

И дрогнувшим голосом она продолжала:

– Три месяца спустя я поняла, что у меня будет ребенок, то есть ты, моя дорогая.

– Ты обрадовалась, да, мамочка?

– Еще как! И папа тоже. Мне казалось тогда, что нет в мире людей счастливее нас.

– И ты поделилась этой новостью со своей кузиной Каролиной, – подсказала Ноэлла, зная, что будет дальше.

– Да. Я написала Каролине, – кивнула миссис Вейкфилд, – и вскоре получила от нее письмо, в котором она сообщала, что у нее тоже будет ребенок. Второй. Первым у нее был сын, которого она родила спустя девять месяцев после свадьбы.

Миссис Вейкфилд рассказала дочери о том, как они с кузиной Каролиной писали друг другу каждую неделю. В письмах своих они делились тем, какие чувства испытывают и о чем думают.

А потом случилось нечто странное.

Быстрый переход