Loading...
Изменить размер шрифта - +

— И что, при такой нагрузке у них остается время на частную жизнь?

Фиона прислонилась к прилавку.

— Конечно. У них есть семьи, они работают. Но они увлечены. Для того чтобы стать членом Поисково-спасательной команды, необходимы месяцы тяжелого целенаправленного труда. Приходится, разумеется, идти на какие-то жертвы, но работа в команде приносит колоссальное удовлетворение. Я больше двух месяцев занимаюсь с ними. Их рейтинг успешного решения индивидуальных проблем — девяносто процентов. Сейчас мы в основном работаем в команде и будем повторять тренировочный поиск снова и снова в любых погодных условиях.

— Вы кого-нибудь вышибаете?

— Да. Это крайняя мера, но случается. Однако чаще те, кому это не подходит, отсеиваются сами. Вы заинтересовались?

— Не думаю.

— Понятно. Это может помешать вашему увлечению семейным телеканалом. И все же я бы с удовольствием провела с Джозом начальный курс. Хотя бы ради расширения кругозора. Как только он научится ходить рядом, садиться, ждать, приносить предметы и расставаться с ними по приказу, можно дать ему немного больше.

— Кроме обычного курса послушания? — Саймон с сомнением посмотрел на Фиону. — И сколько это стоит?

Фиона склонила голову к плечу.

— Возможно, на этот раз я бы не возражала против бартера. Скажем, я дополнительно позанималась бы с вами, привила бы Джозу специальные навыки за… винный шкаф.

— Он вам не подходит.

Прищурившись, Фиона оттолкнулась от стойки.

— Знаете, каждый раз, когда вы произносите эту фразу, я только больше хочу его приобрести. Я сама знаю, что мне подходит.

— Вы просто упрямитесь.

— Я? — Она ткнула в его сторону обоими указательными пальцами. — Это вы упрямец. Какая вам разница, кто купит ваш шкаф? Разве вы не изготавливаете вещи для того, чтобы их продать?

— Какая вам разница, если собака не делает успехов во время обучения? Разве вы не учите за деньги?

— Это не одно и то же. К тому же обычно все портит не собака, а хэндлер. Как в вашем случае, Мистер Три с Минусом.

— Я не хмурился.

— Стоп. Не шевелитесь, не меняйте выражение лица. Я принесу зеркало.

Саймон схватил ее за руку, но не удержал смешок.

— Прекратите.

— На следующее занятие я обязательно прихвачу камеру. Между прочим, фотография стоит тысячу баксов.

Фиона слегка подтолкнула его локтем. Саймон ответил ей тем же. А за его спиной тихо, но грозно заворчал пес.

— Стоп! — резко скомандовала Фиона, и пес замер. — Ньюмен, это друг. Друг. Он решил, что вы меня обижаете. Нет, не отступайте. Это Саймон, — сказала она псу. — Мы играем. Саймон — друг.

Обнимите меня.

— Что?

— О, бога ради, что вы жеманничаете! — Фиона сама обняла Саймона, положила голову ему на плечо. — Играем с Саймоном, — повторила она, обращаясь к собаке, и улыбнулась. И жестом показала псу подойти к ним и потереться о ногу Саймона. — Он вас не укусит.

— Приятная новость.

— Пока я ему не прикажу. — Фиона подняла голову и снова улыбнулась. А затем легко подтолкнула Саймона локтем. — Можете толкнуть. Все нормально.

— Хотелось бы верить. — Он подтолкнул ее локтем, но на этот раз пес подтолкнул Саймона головой.

— Веселимся. — Фиона снова обвила Саймона руками, потерлась носом о его плечо. — Он меня считывает. Если бы я сейчас боялась, он знал бы. Но он видит, слышит, чувствует, что мне хорошо, что мне хорошо с вами.

Быстрый переход