Loading...
Изменить размер шрифта - +
Это именно то, что я пытаюсь вбить в вашу голову насчет Джоза и ваших реакций. Вы транслируете свое настроение, и оно влияет на его поведение, поэтому…

Она подняла голову и осеклась, увидев глаза Саймона. Очень близкие и очень сфокусированные.

— Как вы полагаете, какое настроение я транслирую в данный момент?

— Забавно. Это просто упражнение.

— Ладно, перейдем к продвинутому уровню.

Саймон крепко и слегка грубовато поцеловал ее.

Фиона предчувствовала эту резкость, нетерпеливость, прямоту. Никаких уловок. Никакого легкого флирта.

Она не сопротивлялась. Это было бы пустой тратой времени и сил. А поцелуй был жаркий, но безопасный. Она скользнула ладонями по его спине вверх, потом безвольно опустила руки и отдалась бурным ощущениям момента. Нежные губы, жесткие ладони, упругое тело и легкий привкус шоколада на языке Саймона.

Как только Фиона почувствовала, что приблизилась к точке невозврата, что еще немного — и отступление будет болезненным, она просунула руку между ними и оттолкнула его.

Но Саймон не остановился. Ее трепещущее сердце бешено заколотилось. Упрямец, подумала Фиона, сожалея о том, что его упрямство кажется ей столь возбуждающим. И толкнула сильнее.

Он отступил. Чуть-чуть. Их взгляды снова встретились.

— Оцените это.

— О, вы определенно заслужили высшую оценку. Поздравляю. Но время игр истекло. Я должна спланировать занятие и… у меня много дел. Так что…

— Так что до встречи.

— Да. И не забывайте работать над основами. Бросайте палки. Много палок.

— Я помню.

Когда Саймон вышел из дома, Фиона энергично выдохнула, взглянула на Ньюмена.

— Уф.

Сам виноват, думал Саймон, загружая Джоза в машину. Нет, это она виновата. Она виновата больше. Обнимала его, терлась об него, улыбалась ему. И что, черт побери, должен делать мужчина в подобной ситуации?

Он не ожидал от Фионы ничего подобного. Она чуть поддалась, чуть приоткрылась, и ее почти неуловимая, сдержанная сексуальность соскользнула, обнаружив под тонкой пленкой жаркий огонь.

Теперь он хочет ощутить этот огонь. Он хочет ее.

Саймон взглянул на щенка, блаженно уткнувшегося носом в двухдюймовую щелочку приспущенного бокового стекла.

— Лучше бы я продал ей этот чертов шкафчик!

Он включил радио на полную громкость, но это не отвлекло его от мыслей о Фионе. Он решил воспользоваться собственным «упражнением» и начал мысленно проектировать винный шкаф, подходящий именно ей.

Может, он сколотит Фионе этот проклятый шкаф, а может — нет. Но будь он проклят, если не вернется, чтобы узнать ее получше.

 

7

 

Поездка к ветеринару неизменно превращалась в трагикомедию и требовала упорства, выносливости и неистребимого чувства юмора. Чтобы облегчить себе жизнь, Фиона всегда записывала всех трех своих собак одновременно и на конец рабочего дня.

Такой порядок также позволял ей и ветеринару, ее подруге Мэй Фунаки, немного отдохнуть и расслабиться после тройного подвига.

При крохотном росте в пять футов два дюйма Мэй — с ее иссиня-черными волосами, обрамляющими золотистые щеки, и кокетливой челкой над экзотическими глазами — казалась нежным цветком лотоса, ожившим мультипликационным романтическим персонажем. Ее мелодичный голос успокаивал как четвероногих пациентов, так и их хозяев. А еще Мэй могла перепить здорового мужика и крепко выругаться на пяти языках.

Фиона ее обожала.

Ветеринарная клиника доктора Фунаки разместилась в ее же доме на окраине Истсаунда. Мэй помогла Фионе взгромоздить семидесятипятифунтового дрожащего Пека на стол в смотровой. Пес, бесстрашно пробиравшийся по дымящимся развалинам в поисках жертв землетрясения в Орегоне, без устали искавший заблудившихся, раненых и мертвых в жуткую бурю, проливной дождь и палящий зной, боялся уколов.

Быстрый переход