Изменить размер шрифта - +
 – Слышу вас хорошо. Самочувствие нормальное.

– Режем пленку[2], триста второй, – сказал Вережников и ободрил напарника: – Держись, словно ты над Бекетовским аэродромом. Высота – пять тысяч метров. Поехали, триста второй!

Набрав высоту, Вережников огляделся, и невольная улыбка шевельнула его губы.

Лейтенант не посрамил честь своих инструкторов, держался рядом, но не настолько, чтобы опасаться столкновения. Толковый был парнишка, с таким можно было бы на «мессеров» поохотиться!

– Триста второй, – снова сказал Вережников. – Начинаем работать!

Задание было несложным, предстояло отстреляться по конусу, который тащил на шести тысячах «Ил‑28». Основная сложность заключалась в том, чтобы своевременно обнаружить буксировщик. Приходилось поработать шеей.

Отличился Серов.

– Триста первый, триста первый, – зачастил лейтенант. – Вижу цель. Разворот – четыреста, идет на грани облачности.

В первый момент Вережников даже удивился, конус‑мишень показался ему необычным, но когда истребители приблизились к нему, стало видно, что это не конус‑мишень, а что‑то совершенно необычное. Буксировщика рядом с целью видно не было, да и сама мишень была слишком большой, не было таких мишеней в округе, не было и не могло быть.

– Триста второй, – проверился Вережников. – Доложи, что наблюдаешь?

– Непонятно, – отозвался Серов растерянно, а оттого не по уставу. – Какой‑то диск, товарищ капитан! Огромный какой!

– Триста первый, триста первый, – сухо вклинился в их разговор руководитель полетов. – Что там у вас? Триста первый, доложите!

– Второй, второй, – отозвался Вережников. – Высота шесть тысяч двести метров, над горами в трехстах пятидесяти метрах южнее аэродрома наблюдаем неизвестный объект, движущийся на границе облачности. Объект представляет собой диск с характерным металлическим блеском, диаметр диска ориентировочно достигает двухсот метров. Нахожусь в удобной для атаки позиции. Жду указаний.

Диск неторопливо двигался над меняющими форму белыми и похожими на снежные вершины облаками. Над облаками царила густая чистая синева дня, поэтому, наблюдая за объектом, Вережников видел даже частые огоньки, методично вспыхивающие и гаснущие по периметру объекта.

– Триста первый, – вновь подал голос руководитель полетов. – Прошу сообщить, наблюдается ли вами объект?

– Как на ладони, – проворчал Вережников, но тут же спохватился и официально добавил; – Второй, сопровождаю объект, вижу его хорошо, высота шесть тысяч триста. Жду указаний.

– Триста первый, триста второй, – приказал руководитель полетов. – Атакуйте нарушителя воздушного пространства СССР. Триста второй, триста второй, выполняй те приказы ведомого. Триста первый, атака!

– Вас понял, – сообщил Вережников, чувствуя, как в груди начинает раскручиваться тугая пружина напряжения. – Триста второй! Триста второй! Делай как я!

Спустя несколько секунд две серебристые машины уже рвали воздух, стремительно нагоняя диск, нарушивший государственную границу.

Вережников атаковал первым. Расстояние было небольшим, а по целям такого размера бывший фронтовой летчик Илья Вережников промахнуться просто не мог. Следом атаковал неизвестную машину Серов. Атаковал он грамотно, Вережников с удовлетворением отметил, что очередь трассирующих снарядов из авиационной пушки самолета ведомого пошла прямо в центр серебристого диска. Однако разрывов он не увидел. Вместо этого серебристый диск начал стремительно набирать скорость, уменьшаясь в размерах.

Быстрый переход
Мы в Instagram