Изменить размер шрифта - +
Я не привыкла к монастырской жизни и, честно говоря, мой большой похотливый любовник, готова лезть на стены...

– Можно закрыть дверь, – предложил Дэвид.

– Боже, я вышла замуж за гения, – радостно воскликнула она, а после всего добавила: – Впервые это происходит со мной в цвете. Мне очень понравилось.

 

Когда он вечером вернулся в номер, там его ждали Рувим Фридман и Бриг, которые сразу перешли к делу.

– Ты слишком медлишь, Дэвид. Дебра должна была все узнать уже несколько дней назад, – заметил Бриг.

– Он прав, Дэвид. Вы несправедливы к ней. Ей нужно время, чтобы привыкнуть, приспособиться.

– Скажу, когда будет можно, – упрямо ответил Дэвид.

– Это когда? – спросил Бриг. Золотой зуб ярко сверкал в своем мохнатом гнезде.

– Скоро.

– Дэвид, – уговаривал его Рувим, – это может произойти в любое время. Она выздоравливает поразительно быстро, и зрение может вернуться гораздо раньше, чем я ожидал.

– Я это сделаю, – пообещал Дэвид. – Можете меня не понукать? Я сказал, что сделаю – и сделаю. Отстаньте.

– Хорошо, – заявил Бриг. – У тебя есть время до завтрашнего полудня. Если к тому времени ты ей не скажешь, скажу я.

– Старая дрянь, – горько произнес Дэвид, и от Рувима не укрылось, с каким трудом Бриг сдержался.

– Я понимаю твое нежелание, – спокойно заговорил он, – и сочувствую тебе. Но главная моя забота – Дебра. Ты потакаешь себе, Дэвид. Ты тонешь в жалости к самому себе, но я не позволю больше причинять ей боль. Хватит с нее. Никаких отсрочек. Скажи ей, и покончим с этим.

– Да, – кивнул Дэвид, весь его запал исчез. – Я скажу ей.

– Когда? – настаивал Бриг.

– Завтра, – сдался Дэвид. – Завтра утром.

 

Утро выдалось яркое и теплое, сад у него под окном пестрел цветами. Дэвид нарочно долго завтракал в номере, прочел от начала до конца утренние газеты, оттягивая неизбежный момент. Потом облачился в темный костюм и бледно-сиреневую рубашку; одевшись, принялся разглядывать свое лицо в зеркале.

– Столько времени прошло, а я еще не привык, – сказал он своему отражению. – Будем молиться, чтобы кому-нибудь ты понравился больше, чем мне.

Такси ждало его у выхода, и он с ощущением свинцовой тяжести в животе устроился на заднем сиденье. Поездка в это утро показалась Дэвиду короче обычной, и, заплатив шоферу и поднявшись по широким ступеням в главный вестибюль "Гроот Шуур", он взглянул на часы. Самое начало двенадцатого. Дэвид едва замечал любопытные взгляды в вестибюле и в лифте.

В комнате для посетителей на этаже Дебры его ждал Бриг. Он вышел в коридор, высокий и мрачный, в непривычном штатском костюме.

– Что вы тут делаете? – спросил Дэвид, негодуя при столкновении с этим неприкрытым вмешательством.

– Я подумал, что могу помочь.

– Вы очень добры! – сардонически хмыкнул Дэвид, не пытаясь скрыть злость.

Но Бриг не ответил ни словом, ни намеком, пропустил шпильку мимо ушей и мягко спросил:

– Пойти с тобой?

– Нет. – Дэвид отвернулся. – Справлюсь сам, спасибо. – И зашагал по коридору.

– Дэвид! – негромко окликнул его Бриг.

Дэвид остановился и обернулся.

– Что?

Они долго смотрели друг на друга, потом Бриг резко покачал головой.

– Ничего, – ответил он. Под его взглядом высокий молодой человек с головой чудовища повернулся и быстро направился к палате Дебры.

Быстрый переход
Мы в Instagram