Изменить размер шрифта - +

Разговор между ним и его секретаршей Глэдис происходил в офисе корпорации на сорок девятом этаже, с которого открывался великолепный вид на залитый огнями вечерний Торонто, раскинувшийся на берегах знаменитого озера Онтарио, неоднократно воспетого в романах Фенимора Купера. Была предрождественская неделя, и над городом уже несколько часов подряд кружила легкая декабрьская метель.

– Прошу тебя, Глэдис, не упрямься, – присев на край ее рабочего стола, убеждал Брайан, постепенно начиная горячиться. – Ты же знаешь, что это всегда помогает мне расслабиться в конце рабочей недели!

– Однако ты не выглядишь настолько изможденным, чтобы тебе срочно потребовалось расслабляться прямо на рабочем месте, да еще за два часа до окончания рабочего дня, – не глядя на шефа, ответила секретарша, с нарочитым усердием перебирая деловые бумаги. – Кроме того, и я тебе уже неоднократно об этом говорила: то, что обычно расслабляет мужчин, иногда слишком будоражит женщин!

– На этот раз все будет иначе… Обещаю!

– О Боже! Неужели ты так и не угомонишься, пока я не соглашусь?

– Ты и сама прекрасно знаешь ответ на этот вопрос, тем более что работаешь у меня уже целых три года! Ну пожалуйста, Глэдис!

Секретарша тяжело вздохнула и нехотя поднялась из-за стола. Приняв ее вздох за знак согласия, Брайан с радостью взглянул на бледное, слегка осунувшееся лицо Глэдис, после чего соскочил на пол.

Теперь, когда они стояли рядом, было видно, что секретарша ниже своего шефа на целую голову. Невысокая, но замечательно стройная, она словно бы нарочно одевалась так, чтобы максимально скрыть достоинства своей фигуры. Сейчас на ней были черная шерстяная юбка до самых лодыжек и просторный серый свитер домашней вязки, высокий ворот которого доходил до ее нежного подбородка.

Впрочем, несмотря на несколько мешковатую одежду, в Глэдис таилось какое-то неуловимое обаяние, тем более что у нее были удивительно красивые руки и изящные маленькие ноги. И обувь она всегда носила весьма дорогую и элегантную, благодаря чему ее походка отличалась легкостью и упругостью, словно у молодой газели.

– Хорошо, я согласна, но давай сделаем это как можно быстрее, – сказала она, рассеянно поправляя сколотый на затылке пучок тяжелых темно-каштановых волос, придающий ей вид воспитанницы пансиона.

Брайан обрадованно кивнул и первым метнулся в глубину своего кабинета. Когда Глэдис перешагнула порог, он уже выдвигал из укромного уголка спрятанный там столик с настольным хоккеем.

– Ты какими будешь играть – красными или белыми? – спросил шеф.

– Мне все равно, – пожала плечами Глэдис.

– Ну, тогда становись на сторону белых, – предложил Брайан, буквально приплясывая от возбуждения. – И ввиду недостатка времени играем лишь до трех голов.

Смешно, подумала секретарша, глядя на оживленное лицо шефа. Ему уже тридцать четыре года, он старше меня ровно на десять лет, однако едва ли не самое большое удовольствие в жизни получает от игр – например, от того же хоккея… Недаром говорят, что большинство мужчин всю жизнь остаются мальчишками. К примеру, те, кто в свое время не наигрался в войну, становятся военными или шпионами. Впрочем, о Брайане, который в свое время служил в морской пехоте, этого не скажешь – он предпочитает более мирные увлечения. Ладно, доставим ему удовольствие!

– Вбрасывай! – коротко приказала она и для разминки энергично повращала рычажки, которыми управлялись пластмассовые фигурки игроков. – Э-э-э… нет, постой, а на что мы играем?

Брайан нетерпеливо почесал переносицу зажатой в руке шайбой.

– А, придумал! Если выиграешь ты, то я делаю благотворительный взнос в твой любимый католический детский приют, о котором ты мне недавно рассказывала.

Быстрый переход