Изменить размер шрифта - +

– А, придумал! Если выиграешь ты, то я делаю благотворительный взнос в твой любимый католический детский приют, о котором ты мне недавно рассказывала. Черт, забыл… как там он называется?

– Приют святого Лаврентия, – напомнила Глэдис. – А если я проиграю?

– Ну, тогда все просто. Тебе придется всего лишь в очередной раз пройтись вместо меня по магазинам и купить рождественские подарки всем моим друзьям и знакомым, причем как мужчинам, так и женщинам!

Глэдис усмехнулась – сделка была для нее весьма выгодная. Она и так постоянно ходила по магазинам вместо своего шефа, ненавидящего подобное занятие, покупая по его просьбе подарки к всевозможным торжествам и юбилеям.

Она кивнула и сосредоточилась. Брайан бросил шайбу на центр поля, и игра началась. Но не прошло и тридцати секунд, как ему уже пришлось вынуть шайбу из своих ворот.

– По-моему, ты настроена весьма решительно, – огорченно качая головой, сказал он. – Один-ноль в твою пользу. Надо и мне тоже собраться…

Шеф заиграл сосредоточенно и внимательно, однако Глэдис и не думала уступать. Игра шла на редкость упорная, в полной тишине, прерываемой лишь стуком шайбы о пластиковые борта. Через пять минут соперники обменялись голами.

– Два-один в твою пользу, – снова прокомментировал Брайан. – Ну, нет, я не собираюсь целый день таскаться по магазинам и мучительно размышлять над каждой женской безделушкой, можно ли ее подарить или не стоит? Приготовься, детка, поскольку сейчас ты увидишь, что такое настоящий мужской хоккей!

Глэдис кивнула и закусила нижнюю губу, с трудом сдержав подступившую тошноту. Сегодня она целый день чувствовала себя на редкость скверно, однако из-за приезда главы их корпорации Кевина Бенджамена не хотела отпрашиваться домой, решив, что как-нибудь сумеет продержаться до конца рабочего времени.

После очередного вбрасывания шайба отскочила к левому нападающему красных, который, мгновенно развернувшись, аккуратно «положил» ее в угол ворот противника.

– Два-два, – выдохнул Брайан. – Сосредоточься, играем до решающего гола.

И он столь азартно завертел своими красными фигурками, что один из игроков соскочил с кронштейна и улетел за борт. Игру пришлось прервать, а Брайану – залезть под стол, чтобы найти потерявшегося игрока. Быстро приладив его на место, он кивнул секретарше, и схватка возобновилась.

Глэдис не собиралась поддаваться шефу, поэтому проявила чудеса ловкости, пару раз отбив своим вратарем уже, казалось бы, совершенно «неберущиеся» шайбы.

– Черт! – изумленно воскликнул Брайан. – И как тебе это только удается?

Однако вскоре и ему самому удался его излюбленный прием. Как только шайба отлетела к защитнику «красных», он с такой силой послал ее в бортик, что она срикошетила прямо в ворота «белых».

– Три-два! – победно воскликнул Брайан, вскидывая торжествующий взгляд на заметно побледневшую секретаршу. – Эй, детка, ты хорошо себя чувствуешь? Не стоит так сильно переживать свое поражение, поскольку я обязательно дам тебе шанс отыграться.

– Хорошо, – не поднимая глаз, кивнула Глэдис и вдруг стремительно сорвалась с места и, зажимая рот руками, скрылась за дверью.

– Черт! – пробормотал Брайан, озадаченно хлопая себя ладонью по лбу. – Кажется, я повел себя с ней, как самый эгоистичный болван…

 

 

– Собирайся, – коротко сказал он, снимая с вешалки ее бежевую куртку с капюшоном.

– Как? – удивилась она. – Разве ты не собираешься ждать Кевина?

– Черт с ним, с Кевином, тем более что я уже оставил ему сообщение на автоответчике.

Быстрый переход