Loading...
Изменить размер шрифта - +

«Прежде всего, ты еще слишком молода. Во-вторых – это отвратительно! Проводники – это слуги. Они не... они не оказывают услуги фамильяров. Ты должна немедленно взять себе другого человека и прекратить всякие отношения с этим мальчишкой!»

Если бы Шайлер прижали как следует, она, хотя и с неохотой, согласилась бы, что в этом Чарльз, возможно, прав. Оливер был ее лучшим другом, и она вдобавок сделала его своим фамильяром, взяв его кровь, – а это повлекло за собой определенные последствия. Иногда Шайлер хотелось, чтобы они могли вернуться в прежние времена, до того, как все настолько усложнилось.

Шайлер понятия не имела, какая Чарльзу разница, кого она сделала своим фамильяром, – Форсы все равно отказались от старомодного обычая держать при себе проводников. Но она исполняла правила буквально. Насколько кто-либо мог видеть, она не поддерживала никаких контактов с Лоуренсом и воздерживалась от свершения священного целования над Оливером.

В ее новой жизни было теперь столько всего, что она могла и чего не могла делать!..

Но существовали места, где правила не действовали. Места, где Чарльз был бессилен. Места, где Шайлер могла быть свободна. Для этого существовали тайные убежища.

 

ГЛАВА 2

 

Мими Форс нравилось слушать стук каблуков-шпилек по мрамору. Ее лакированные туфли от Джимми Чу цокали по мраморному полу, и цоканье это разносилось по всему вестибюлю Башни Форсов. Сверкающая новая штаб-квартира империи ее отца включала в себя несколько зданий в районе, примыкающем к центру Манхэттена. Блестящие лифты то и дело изрыгали из своих недр компании «форси» красивых работников медиаимперии Форса: редакторов по дизайну, редакторов отделов моды, редакторов отделов образа жизни, направляющихся на ланч в «Майкле» либо усаживающихся в лимузины, чтобы разъехаться по всему городу на встречи. Они были хорошо одеты, но с одинаково измученными лицами, как будто плотно забитое рабочее расписание не оставляло им времени улыбаться. Мими влилась в этот поток.

Ей было всего шестнадцать, но, когда она прошла через толпу, миновала вестибюль и зашла в темный укромный уголок – там располагался лифт, попасть в который можно было лишь при помощи тайного ключа, не поддающегося никакой подделке, – она почувствовала себя невероятно старой. Она помнила, как Башню Форсов изначально нарекли особняком ван Аленов. Много лет он оставался трехэтажным, потому что запланированная башня так и не была построена из-за биржевого краха двадцать девятого года и Великой депрессии. Лишь год назад компания отца наконец-то перестроила здание в соответствии с изначальным планом и нарекла новым именем.

Мими огляделась по сторонам и предусмотрительно внушила желание не обращать на нее никакого внимания всем, кто мог ее заметить. Она взялась за дверную ручку и прижала палец к замку, уколов до крови. Анализатор крови, встроенный в замок, был не новинкой службы безопасности, а допотопной штуковиной. Результаты анализа сравнивались с данными, содержащимися в хранилище. Совпадение должно было подтвердить, что у входа стоит истинный представитель Голубой крови. Эту кровь нельзя было ни сдублировать, ни извлечь. Вампирская кровь, выпущенная из жил, исчезала в считанные минуты.

Дверь отворилась с тихим шипением, и Мими отправила лифт вниз. Чего не знал никто из краснокровных, так это того, что в тысяча девятьсот двадцать девятом году здание таки было завершено – только вниз, а не вверх.

Башня на самом деле была «землескребом» – зданием, устремленным в глубины земли, а не к небу. Мими следила за мельканием цифр, обозначающих этажи. Пятьдесят, сто, двести, тысяча футов под поверхностью земли. В прошлом Голубая кровь жила под землей, скрываясь от нападений Серебряной крови. Теперь Мими поняла, что имел в виду Чарльз Форс, когда, насмехаясь, сказал, что Лоуренс и Корделия, будь их воля, заставили бы вампиров снова забиться в пещеры.

Быстрый переход