Loading...
Изменить размер шрифта - +

    Через полмили он подумал: зря не взял мачете. Вокруг были сплошные заросли. Однако тропка была вполне проходима, и возвращаться Сэллери не стал.

    Прямо на тропу перед ним с дерева слетел попугай. В точности такой, какой летал по квартире Джоан и орал: «Встать! Все! Встать!» И жидко, и омерзительно гадил на головы гостям.

    -  Привет, ублюдок! - сказал ему Сэллери. - Давно не виделись!

    Попугай изучил человека по очереди сначала правым, потом левым глазом, пробормотал что-то невежливое и с шумом взлетел.

    Сэллери поглядел на Эбигайль и расхохотался.

    -  Можно! - сказал он, трепля ее по холке. - Здесь все можно!

    Западный берег Королевы ниспадал двумя отвесными террасами. Широкий пляж был совершенно открыт безжалостному солнцу. Голубая, пронизанная белым огнем толща воды откатывалась, густея, к затуманенному горизонту. Линия прибоя изгибалась подобием натянутого лука. Футах в пятистах от песчаного пляжа, разрывая стеклянную пленку и гася инерцию океанских валов, скалились каменные зубцы - белые клыки утонувшего чудовища.

    Тропа упиралась прямо в край обрыва. До плоского, поросшего травой карниза было футов семь-восемь.

    «Назад?» - мелькнула мысль.

    Но Дейн уже прыгнул с откоса. Эбигайль наверху жалобно заскулила.

    -  Марш, марш, малышка! - крикнул снизу Сэллери.

    И собака, решившись, неуклюже соскочила вниз. Дейн стиснул ее слюнявую морду и поцеловал черный нос. Трава под ногами была Мягкая, как ковер. Сэллери снял сандалии. Эби, вспахивая носом сухие теплые стебли, трусила впереди. Солнечные лучи, разбиваясь о шапку курчавых волос Сэллери, согревали щеку.

    Вдруг сука оглушительно залаяла. Дейн увидел, как она прыжками мчится назад.

    -  Ну, тихо, тихо! - проворчал он, когда псина заплясала вокруг, захлебываясь от возбуждения.

    Дейн насторожился. Поднимать шум - совсем не в характере Эби.

    Собака прихватила зубами кисть хозяина, потянула за собой.

    Через минуту Дейн обнаружил причину ее беспокойства. В белой стене обрыва, полуприкрытая его тенью, зияла огромная дыра.

    Пещера!

    Эби остановилась и истерически залаяла прямо в черный зев. «Черт возьми! - подумал Сэллери. - Да она поджала хвост!»

    -  Эби, Эби, успокойся! - ласково проговорил Дейн. - Вот уж не думал, что у тебя клауст…

    И тут Дейн увидел, как шерсть на загривке собаки встает дыбом, а глаза загораются рубиновым огнем.

    -  О черт! - пробормотал Дейн, непроизвольно напрягаясь. - Кого ты учуяла, девочка?

    Но она так же неожиданно успокоилась, подняла морду к Дейну, часто и шумно дыша.

    -  Не пойдем! - пообещал ей Сэллери. - По крайней мере без фонаря и «Гаранда».

    Он сделал шаг и оказался в тени. Из пещеры пахло прохладой, камнем и, совсем слабо, каким-то животным, даже не животным, а непонятно чем. Дейн шагнул еще раз и оказался под сводом. Он мог стоять, выпрямившись, и оставалось еще около двух футов свободного пространства над головой. После ослепительного дня глубина пещеры была кромешным мраком.

    Дейну не хотелось идти дальше!

    Он попятился. И ощутил облегчение, когда оказался снаружи.

    Трава перед входом была вытоптана, и Дейн с удивлением признал в следах отпечатки козьих копыт. Козы, которые живут в пещерах? Ха! Отличная шутка!

    Океан лежал внизу, гладкий, как шелковая простыня.

Быстрый переход