Loading...
Изменить размер шрифта - +
Козы, которые живут в пещерах? Ха! Отличная шутка!

    Океан лежал внизу, гладкий, как шелковая простыня.

    «Мой бассейн!» - подумал Сэллери, глядя на цепь скал.

    Элегантный Винченца сказал: сюда никогда не заплывают акулы.

    Не то чтобы Сэллери боялся акул, но мысль о том, что где-то рядом плавает нечто, способное отхватить тебе яйца вместе с ногами, была неприятна.

    Еще через сто футов они с Эби наткнулись на вполне приличный спуск. Дейну пришлось снова надеть сандалии: песок был горячий.

    Сэллери выкупался, выпил банку пива и улегся на живот, глядя на собаку, прыгающую на мелководье. Брызги взлетали фонтанами: Эби охотилась за рыбой.

    «Куплю акваланг! - подумал Сэллери. - Завтра же съезжу и куплю! Нет, послезавтра!»

    Он перекатился поближе к полосе прибоя. Становилось жарко.

    Возвратились они часа через три. Сэллери вскрыл для собаки банку тушенки, а сам удовольствовался холодной пиццей и пивом. Потом отправился в ванную - смыть соль.

    Для такого бунгало ванна была просто роскошная. Вот только вода из бака на крыше - слишком теплая.

    «Надо будет включить дизель и накачать холодной», - подумал Сэллери, вытираясь.

    Прямо напротив в стену было встроено зеркало. Оно отражало смуглого мускулистого мужчину, выглядевшего моложе своих тридцати девяти. Сэллери Дейн старался быть в форме. И весил всего 192 фунта. Совсем неплохо для его сложения и роста.

    На соседней стене, над раковиной, висело еще одно зеркало, поменьше. Дейн брился, одновременно изучая собственную физиономию. Многие находили ее привлекательной. Но на вкус самого Сэллери, в чертах его было слишком мало от отца-ирландца и слишком много от деда по матери, в честь которого Дейн получил второе имя - Тенгу.

    Зеркало висело криво. Сэллери поправил его, взяв двумя руками, и в раковину упал лист бумаги. Дейн поднял его, стряхнув капли воды.

    На листе жирными красными буквами было написано единственное слово:

    БЕРЕГИСЬ

    Дейн расхохотался и прижал бумагу нижним краем зеркала. Так, чтобы надпись оставалась на виду. Он любил шутки.

    Но веселость его тут же развеялась: Сэллери вспомнил, что сейчас придется разбирать ящики.

    К вечеру комнаты бунгало приобрели вполне жилой вид. Дейн даже не поленился развесить фотографии: родителей, сестры, свои собственные - от военных до той, где запечатлено было вручение ему «Оскара» за лучший сценарий. В окружении знакомых лиц Сэллери чувствовал себя веселей. Дейн запустил дизель и зажег электрический свет. Он бродил по дому в старых вылинявших шортах и перекладывал с места на место вынутые из ящиков вещи. Эби валялась на просторном диване и внимательно следила за хозяином. Иногда она вскакивала и пыталась оказать ему помощь. Птицы за окнами перестали горланить, и за дело принялись ночные насекомые. Впрочем, шум этот был приятнее, чем визг разгулявшихся гостей на вечеринке у соседа.

    Стало прохладно, и Сэллери закрыл окна в спальне, кроме выходящего на крышу, включил музыку - медленный-медленный джаз, - растянулся на кровати с последним бестселлером своего собутыльника Уэстлчи. От его прозы Сэллери всегда клонило в сон, а Дейн дал себе обет вставать рано и до завтрака делать не меньше страницы. Хотя он и не слишком обольщался на сей счет, отступить в первый же день было позором.

    Однако читать Дейн не смог. Потому что вдруг в полной мере ощутил себя единственным человеком на десятки миль вокруг.

    Дейн прошелся по дому, выключил свет везде, кроме ванной, и встал у окна.

Быстрый переход