Изменить размер шрифта - +
Вы и Рейс — обожаемые жители нашего города. Будет пресса. Вы это заслужили.

— Я не герой, Петра. Мне просто повезло.

— Вы молодчина. Хизер Сальсидо родилась в рубашке.

Маленькая Хизер из Ла Бреа, Калифорния. Темноволосая, большеглазая, девушка двадцати трех лет. Капитан болельщиков. Хорошенькая, несмотря на синяки на щеке. Недавно окончила сестринскую школу, проработала в отделении педиатрической пульмонологии менее года. Жила в семье. Семья традиционная: отец — отставной шериф, мать — домохозяйка, старший брат — офицер, настоящий мачо.

По тому, как девушка смотрела на Айзека со своей госпитальной кровати, и тому, как смотрел на нее он, видно было, что эти юношеские отношения скоро примут новый оборот.

Петра улыбалась.

— Нет, — сказал он. — Нам просто повезло.

— Значит, вы счастливчик, — сказала она. — И я вам за это благодарна.

— Это я должен вас благодарить. За то, что вы так многому меня научили.

— Мне было только приятно, доктор Гомес.

— Еще одна вещь…

— Пистолет, — догадалась она.

— Я…

— Его внесли в дело как законно зарегистрированное оружие. Оно вам принадлежит с января. Вы имеете полное право носить его с учетом того, что проживаете в криминогенном районе. Оказывается, все на свете к лучшему. Вы согласны?

Пауза.

— Спасибо, — сказал он растерянно.

— Не за что. Ну а теперь ступайте и развлекитесь немного.

 

ГЛАВА 56

 

 

 

Айзек вцепился зубами в стейк, большой, словно бейсбольная перчатка, мягкий, словно пышка.

— Нравится? — спросила Хизер.

Она невероятно быстро расправилась со своей порцией. Как такая крошка сумела умять столько первоклассной говядины?

— Классный, — ответил он совершенно искренно.

— Мне нравится это место, — сказала она. — И не только из-за еды, с ним еще многое связано. Мой папа был еще шерифом. Ему приходилось допоздна засиживаться в суде, и он звал нас сюда. Мама, Гарри и я встречали его здесь, и мы чудесно обедали. Будний день посреди недели казался мне воскресеньем.

Она промокнула рот уголком белоснежной салфетки. Красивый рот. Изящный изгиб лука. Блеск на губах еще остался. Царапины на гладкой смуглой коже быстро заживали. Она скрыла темные пятна тональным кремом. У нее получилось намного лучше, чем у него с синяком.

— Моя семья в ресторан не ходит. «И зачем я это сказал?»

— Многие семьи не ходят, — заметила Хизер. — Да и мы делаем это не слишком часто. Поэтому такие походы и запоминаются, правда?

— Мне это нравится.

Он улыбнулся. Она улыбнулась в ответ. Они ели и пили вино. Красное вино — калифорнийское каберне шестилетней выдержки. Он мало в них разбирался, знал лишь, что красным вином запивают говядину. Притворившись, что думает, выбрал наугад и надеялся, что не ошибся.

Затем с видом знатока закрутил бокал, понюхал, в общем, сделал все, что запомнил по фильмам.

Гомес. Джеймс Гомес.

Агент 00 Липа.

— Неплохое, — сказал он сомелье.

— Очень хорошо, сэр.

Хизер сделала один глоток и сказала:

— О, это фантастика. Ты разбираешься в винах.

 

Он дважды посетил ее в больнице, но сейчас было их первое свидание. Произошло оно нечаянно, сразу после церемонии, на ступенях муниципалитета.

Она занимала его мысли с тех пор, как он только ее увидел.

На церемонии присутствовал член муниципального совета Гилберт Рейс, двое помощников, журналисты, Айзек и его семья.

Быстрый переход