Loading...
Изменить размер шрифта - +

    Мама поджала губы. Мы редко говорили о другой стороне моей жизни. Старались жить как нормальные люди, но про Гроувера она знала.
    — Я не стала бы так волноваться, дорогой, — сказала мама. — Гроувер уже взрослый сатир. Если бы возникли какие-то проблемы, я уверена, нам сообщили бы об этом из… из лагеря… — Произнося слово «лагерь», она как-то напрягалась.
    — В чем дело? — спросил я.
    — Пустяки, — ответила мама. — Послушай лучше, что я тебе скажу. Сегодня днем мы отмечаем окончание школы. Я отведу тебя с Тайсоном в Рокфеллеровский центр — в тот магазин, где продаются скейтборды, которые тебе так нравятся.
    Ох, это было такое искушение! Нам всегда не хватало денег. Учитывая вечерние занятия мамы и мое обучение в частной школе, мы никогда даже и не заглядывали в специализированный магазин, где торговали скейтбордами. Но что-то в мамином голосе насторожило меня.
    — Постой, — сказал я. — Я думал, что сегодня вечером мы будем собирать вещи для завтрашней поездки в лагерь.
    — Ах, дорогой, ты про это… Вчера вечером я получила послание от Хирона. — Мама принялась нервно крутить в руках кухонное полотенце.
    Сердце у меня ушло в пятки. Хирон отвечал за деятельность лагеря на Холме полукровок. Он не стал бы беспокоить нас, если бы речь не шла о чем-то серьезном.
    — Что он пишет?
    — Он думает… тебе сейчас небезопасно появляться в лагере. Может быть, придется это отложить.
    — Отложить?!! Мама, как там может быть небезопасно? Я — полукровка, и это единственное безопасное место для меня!
    — Конечно, дорогой. Но у них там теперь такое творится…
    — А что творится?
    — Перси… Мне очень жаль. Я надеялась поговорить с тобой днем. А теперь… я не могу объяснить. Не уверена, что и Хирон может. Все случилось так внезапно.
    Я был просто потрясен. Как это — я не поеду в лагерь?! Мне хотелось задать еще тысячу вопросов, но как раз в этот момент кухонные часы пробили половину.
    Мама вздохнула так, будто у нее гора свалилась с плеч.
    — Половина восьмого, дорогой. Тебе надо идти, не то Тайсону придется ждать.
    — Но…
    — Перси, поговорим об этом днем. Ступай в школу.
    Мне хотелось этого меньше всего на свете, но у мамы в глазах появилось такое зыбкое выражение… вроде предупреждения. Кажется, если я попытаюсь надавить на нее, она расплачется. Кроме того, по поводу моего приятеля Тайсона мама права. Я должен встретиться с ним на станции метро, иначе он обидится. Он боялся один ездить в подземке.
    Я собрал свои шмотки, но на пороге остановился.
    — Мам, эти проблемы в лагере… они как-то связаны с моим сном про Гроувера?
    — Мы поговорим обо всем днем, дорогой. — Она отвела глаза. — Я постараюсь объяснить тебе все, что смогу.
    Я неохотно попрощался с ней и вприпрыжку сбежал вниз, чтобы не опоздать на поезд.
    Тогда я этого не знал, но нам с мамой так и не удалось поговорить днем.
    Сказать по правде, и свой дом я снова увидел очень и очень не скоро.
    Выйдя, я взглянул на кирпичную стену на другой стороне улицы.
Быстрый переход