Loading...
Изменить размер шрифта - +
В солнечном свете на долю секунды я заметил на стене человеческий силуэт — тень, не принадлежавшую никому.
    Затем она покрылась рябью и исчезла.
   
   
    
     Глава вторая
     Я играю в «вышибалы» с людоедами
    
    День начался как обычно. То есть так, как он обычно начинается в подготовительном колледже[1] Мериузер.
    Судите сами, можно ли называть «прогрессивной» школу в центре Манхэттена, где вместо парт ученики сидят на откидных стульях, оценок не ставят, а учителя появляются на занятиях в джинсах и футболках с эмблемами рок-концертов.
    Мне лично это все по барабану. То есть я — человек, страдающий гиперактивностью и дислексией, как большинство полукровок, — все равно не смог бы добиться выдающихся достижений в учебе в обычной школе прежде, чем меня оттуда выставят. Единственное, что меня не устраивало в Мериузер, — учителя были склонны проявлять оптимизм по любому поводу, а детишки тут подобрались в большинстве своем… ну, не то чтобы светлые умы.
    Взять, к примеру, мой сегодняшний первый урок: английский. Все средние классы школы прочитали «Повелителя мух», книгу, где подростков выбрасывает на остров кораблекрушением, отчего они все становятся слегка повернутыми и жутко агрессивными. Поэтому в качестве последнего экзамена учителя отправили нас во двор для переменок, где мы могли бы целый час провести без всякого надзора со стороны старших, — посмотреть, что случится. А случилось то, что между семиклассниками и восьмиклассниками разыгралась настоящая потасовка, а также две драки с киданием камней и баскетбольный матч без правил. Всеми мероприятиями верховодил самый отъявленный школьный хулиган Мэт Слоун.
    Слоун не уродился силачом-верзилой, но вел себя именно так. Глаза как у питбуля, черные волосы вечно всклокочены, одежда дорогая, но замызганная, словно он хочет показать всем, как мало его заботят расходы семьи. Один из передних зубов у Слоуна выбит, с тех пор как он устроил увеселительную поездку на папином «порше» и врезался в знак «Осторожно, дети!».
    Короче, Слоун всех всегда задирал, пока не вышла промашка — он полез к моему другу Тайсону.
    Тайсон — единственный парень в колледже, у которого нет семьи. Мы с мамой полагали, что родители бросили его, когда он был еще совсем маленьким, потому… возможно, потому, что он совершенно ни на кого не похож. Тайсон имел шесть футов три дюйма росту и сложение как у йети, что не мешало ему часто плакать, даже глядя на собственное отражение в зеркале. Черты лица у него были неправильные и свирепые. Я не мог сказать, какого цвета у него глаза, поскольку никогда не мог заставить себя посмотреть на то, что располагалось выше его щербатых зубов. Обладая низким, басистым голосом, разговаривал Тайсон забавно, почти как первоклашка, — полагаю, потому, что прежде, до Мериузер, он никогда не ходил в школу. Носил он потрепанные джинсы, покрытые грязью кроссовки, этак сорок девятого размера, и клетчатую фланелевую дырявую рубашку. Пахло от него так, как пахнет обычно из переулков Нью-Йорка, потому что там он и жил, на 72-й улице, в картонной коробке из-под холодильника.
    Колледжу пришлось принять Тайсона в рамках благотворительного проекта, поэтому все прочие учащиеся должны были к нему хорошо относиться. К сожалению, большинство ребят Тайсона просто не выносило. Как только они обнаружили, что, несмотря на всю свою силу и устрашающие взгляды, он такой размазня, они не отказывали себе в удовольствии всячески его подкалывать. Я был его единственным другом, или, если выражаться точнее, это он был моим единственным другом.
Быстрый переход