Loading...
Изменить размер шрифта - +
Пять лет в изгнании - большой срок для любого человека, для принца - слишком большой. Пора нам отвоевать мой трон у этого солиндского узурпатора. Финн пожал плечами:

- И отвоюешь. Пророчество Перворожденного не оставляет в этом никаких сомнений. Ты отвоюешь свой трон у Беллэма и его чародея-Айлини и станешь Мухааром.

Он поднял руку в перчатке и сделал красноречивый жест: открытой ладонью вверх, пальцы веером. Толмоора. В этом жесте было все содержание философии Чэйсули: судьба каждого человека - в руках богов.

Что ж, значит, так тому и быть. Особенно если волею богов я стану королем Хомейны вместо Беллэма.

Из-за снежной пелены свистнула стрела и глубоко вонзилась меж ребер скакуну Финна. Несчастный пони заржал, шарахнулся в сторону на подкашивающихся ногах, по брюхо проваливаясь в снег - и повалился на землю, забившись в агонии.

Из его ноздрей и из раны в боку хлынула кровь, пятная снег ярко-алым.

Я мгновенно выхватил меч из притороченных к седлу ножен, выругавшись, развернул коня - и увидел, как Финн, уже успевший подняться на ноги, вскинул руку в предостерегающем жесте:

- Их трое…там!

Первый из нападавших всадников оказался передо мной. Мы сошлись в ближнем бою. У него тоже был меч, и он размахивал им, как косой, в надежде снести мне голову. Знакомые звуки: свист стали, рассекающей воздух, конский храп, звук вырывающегося сквозь стиснутые зубы дыхания… Я, кажется, даже слышал скрип моих собственных зубов, когда взмахнул мечом. Меха защитили нападавшего - но не слишком надежно, удар выбил его из седла и ослабил его контратаку. Мой клинок рассек меха, кожи - и тело противника, я довел удар - и человек мертвым осел на снег.

Я рывком высвободил меч и снова развернул коня, проклиная его маленький рост. Если бы у меня был хомейнский боевой конь… Степной пони был выбран из соображений конспирации: я не собирался воевать на нем. Теперь мне приходилось за это расплачиваться.

Я поискал глазами Финна - и вместо него увидел волка. Подле него на снегу распростерся мертвец с разинутым в безмолвном вопле ртом и разорванным горлом, третий и последний из нападавших все еще сидел в седле, бессмысленным и безумным взглядом завороженно глядя на волка. Ничего странного в этом не было: он видел изменение облика, а одного этого было достаточно, чтобы заставить даже взрослого мужчину вопить от ужаса, я сам научился сдерживать страх только потому, что видел это много раз. Но по-прежнему зрелище это вызывало у меня суеверный ужас.

Волк был большим самцом с рыжеватой густой шерстью. Едва нападающий, вскрикнув, попытался спастись бегством, волк прыгнул. Человек вылетел из седла и распростерся навзничь на снегу, вопя и пытаясь руками защитить горло, на котором уже почти сомкнулись белоснежные клыки…

- Финн! - перехватив клинок плашмя, я шлепнул своего пони по крупу, заставив его идти вперед.

- Финн, - проговорил я уже тише, - допросить покойника будет тяжело.

Стоявший над корчащимся в снегу телом волк повернул голову и посмотрел прямо на меня. Немигающий взгляд его заставил меня внутренне содрогнуться: привыкнуть к этому почти невозможно. С рыжеватой волчьей морды на меня смотрели человеческие глаза.

Потом рябящее марево поглотило волка - сверкающая пустота ничто, от которой резало глаза, на мгновение у меня закружилась голова, а желудок сжался в пульсирующий комок. Только глаза, устремленные на меня, оставались прежними: странные, звериные, желтые глаза. Глаза безумца. Или - воина Чэйсули.

По спине у меня пробежал холодок, я с трудом подавил дрожь. Рябящая пустота исчезла, извергнув человека. Не волка: смуглого высокого человека.

Вернее сказать, не совсем человека. Нечто иное. Нечто большее.

Я пошевелился в седле, сжал коленями бока пони, заставляя его подойти ближе. Малыш-степнячок коротко испуганно заржал, учуяв запах смерти - на снегу кроме мертвого пони Финна остались два человеческих трупа, и чистая белизна была запятнана алой кровью - но все-таки повиновался и подошел ближе.

Быстрый переход