Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

Танцующие медведи продолжали свои пляски. Толпа была в полном восторге от их выступления.

Внезапно на площадке перед трибуной появился Снелц, мой милый добрый друг Снелц вместе со своей ротой. Отличный парень этот Снелц. Рота его была принаряжена, что называется, с иголочки. Великолепные черные мундиры, сверкающие каски с опущенными забралами. В руках тускло поблескивали ружья. Оркестр заиграл бодрый марш, хор подхватил, и, подчиняясь заданному ими ритму, рота Снелца открыла торжественный парад.

Перестроение, которое они выполняли, было настолько сложным, что подобного мне еще никогда не случалось наблюдать. Они образовывали самые различные геометрические фигуры, выстраиваясь то крестом, то квадратом, то шли строем на строй. При этом они выполняли просто головоломные ружейные приемы, известные разве что инструкторам строевой подготовки. И как только ему удалось достичь такого с этим сбродом из охраны Аппарата?

Отличная муштровка произвела на толпу впечатление. Толпа невольно начала отсчитывать ритм. Наиболее сложные приемы со провождались восторженными выкриками. Мне удалось подметить, что при выполнении ружейных приемов ружья стреляли. Потом я сообразил, что они были заряжены холостыми, что обычно делается, чтобы подчеркнуть четкость движений. Ружейный прием — выстрел! Прием — выстрел! Весьма впечатляющее зрелище!

Внезапно все ружья выстрелили флагами, а рота как ни в чем не бывало продолжала четко печатать шаг. Картина была действительно потрясающей! По определенному сигналу ружья разом взлетели в воздух. Рота дружно поймала их и взяла «на караул», как бы отдавая честь принявшему крещение и готовому к отправке кораблю.

Толпа неистовствовала! Никогда прежде им не приходилось видеть ничего подобного!

Наконец Снелц дал команды «вольно» и «разойтись» Приветственные крики постепенно затихли. На какой-то момент установилась почти полная тишина. И эту хрупкую тишину прорезал хриплый голос одного из офицеров Аппарата:

— Знай наших! И вы, флотские, будете после этого утверждать будто мы, аппаратчики, не способны маршировать понастоящему?!

И вновь наступила тишина, однако на сей раз она была пронизана тревогой и очень смахивала на затишье перед бурей. И действительно, в ответ последовала довольно громкая реплика со стороны офицера Флота:

— Так ведь строевой с ними занимался бывший наш офицер; морской пехоты, а не какойто там «алкаш»!

И тут аппаратчик ударил флотского!

Астролетчик в ответ ударил аппаратчика!

Двадцать аппаратчиков схлестнулись с двадцатью флотскими!

Сотня флотских против сотни аппаратчиков!

Драка разгоралась не на шутку!

Бригада хоумвизионщиков не теряла времени зря и, конечно же, снимала все это на пленку! Толпа пока реагировала лишь злобными выкриками, однако в воздухе уже летали бутылки из-под тапа и пустые баллончики. Представители военной полиции Флота попытались прекратить драку.

Военная полиция Аппарата тоже не дремала. Однако их усердие обернулось тем, что военная полиция Флота и военная полиция Аппарата вышли стенка на стенку, и драка завязалась уже между ними!

С треском переворачивались и ломались скамьи и буфетные стойки! Пирожки и торты использовались теперь преимущественно в качестве метательных снарядов!

Хоумвизионщики лихорадочно снимали все происходящее!

Хеллер с высоты нашей трибуны легко оценил ситуацию. Он схватил микрофон, подключенный к общей системе. Его тренированный голос запросто перекрыл рев толпы:

— Всем оркестрам и хорам! Приступить к исполнению «Улетаем в космос»!

Это была весьма популярная песня-речитатив. Вместо припева в ней были приказы, которые и произносились хором тем особым командирским тоном, которым славится Флот.

Три оркестра, занимавшие слишком высокие места для того, чтобы можно было вмешаться в драку, дружно грянули:

 

Нас Космос в путь зовет!

Заждался звездолет!

Спасибо тем, кто не забыл

Нас проводить в полет.

Быстрый переход
Мы в Instagram