Loading...
Изменить размер шрифта - +

    - Вероятно, пойду. Майк пригласил кого-то на обед, а я еще не знаю, сколько будет народу и что он хочет подать на стол.
    - Рыбу, она всегда хороша, - сказал Тэб, указывая на большой бетонный бассейн с водой. - Бассейн полон.
    Ширли приподнялась на цыпочки и увидела тилапий, беспокойно снующих в мутной воде.
    - Лапии со Свежего Острова, - сказала продавщица. - Только сегодня ночью привезли с озера Ронконкома.
    Она сунула руку в воду и вытащила извивающуюся рыбешку длиной сантиметров пятнадцать.
    - А завтра они у вас будут? - спросила Ширли. - Мне нужна свежая рыба.
    - Как угодно, милочка, завтра привезут еще.
    Становилось жарче, а на рынке не оказалось ничего, что она еще хотела купить. Поэтому решено было перейти к следующему пункту программы.
    - По-моему, сейчас нам лучше отправиться к Шмидту, - сказала Ширли, и что-то в ее голосе заставило Тэба внимательно взглянуть на нее, после чего он снова перешел к наблюдению за толпой.
    - Конечно, мисс Ширли, там будет попрохладнее. Заведение Шмидта располагалось в подвале сгоревшего целиком дома на Второй авеню. Проулок вел на задний двор, три ступеньки вниз - и вы перед толстой зеленой дверью с глазком. В тени, притулившись к стене, на корточках сидел телохранитель: к Шмидту приходили только постоянные клиенты. Приветствуя Тэба, охранник махнул рукой. Послышалось скрежетание замка, дверь открылась, и показался престарелый мужчина с длинными патлами седых волос.
    - Доброе утро, судья, - сказала Ширли. Судья Сантини и О'Брайен хорошо знали друг друга, и она встречалась с ним прежде.
    - А, доброе утро, Ширли. - Он отдал телохранителю маленький белый пакетик, который тот сунул в карман. - Как бы хотелось, чтобы утро было добрым, но для меня чересчур жарко. Боюсь, сказываются года. Передай от меня привет Майку.
    - Передам, судья, до свиданья.
    Тэб отдал Ширли кошелек, и она спустилась по ступенькам и постучала в дверь. В глазке промелькнула тень, послышался лязг металла, и дверь отворилась. Внутри было темно и прохладно. Ширли вошла.
    - Ого, да это же мисс Ширли. Привет, малышка, - сказал привратник, захлопывая дверь и задвигая тяжелый засов.
    Он опять влез на высокую табуретку у стены и занялся своим оружием. Ширли ничего не ответила: она всегда так поступала. Шмидт поднял голову и широко улыбнулся.
    - Привет, Ширли! Зашла купить чего-нибудь вкусненького для мистера О'Брайена?
    Он положил большие красные руки на прилавок; его толстое тело, облаченное в забрызганный кровью белый халат, возвышалось над ним, как гора. Она кивнула, но не успела ничего сказать, как подал голос охранник:
    - Покажите ей леденцы, мистер Шмидт. Могу поспорить, она пришла именно за ними.
    - Не думаю, Арни, они не для Ширли. Оба громко расхохотались, а она попыталась улыбнуться, теребя клочок бумаги, лежавший на прилавке.
    - Мне нужен кусок говядины или вырезка, если, конечно, у вас есть, - сказала она, и мужчины снова расхохотались.
    Они знали, что многое могут себе позволить, но никогда не переступали границ дозволенного. Им было известно о ее взаимоотношениях с Майком, но они никогда не делали и не говорили чего-то такого, что могло вызвать гнев Майка. Однажды Ширли попробовала рассказать ему об этом, но он посмеялся над одной из их шуток и сказал, что они просто дурачатся и ей не следует ожидать светских манер от мясников.
    - Посмотрите-ка на это, Ширли. - Шмидт щелчком открыл дверь холодильника, стоящего у стены, и вытащил небольшую кость.
Быстрый переход