Изменить размер шрифта - +

— Вильгельм заметил, что если бы все его рыцари поступали так, как эта слабая женщина и его заклятый враг, то на его земле уже давно бы воцарился мир.

— Значит, в течение всех этих долгих тревожных месяцев… не было вообще никакой необходимости опасаться Вильгельма?

— Нет, ты правильно делала, что его опасалась. Когда я все выложил ему, он объявил Лэндуолд конфискованным.

Хотя Эдит тяжело задышала в унисон с тревожно забившимся сердцем Марии, утрата Лэндуолда, судя по всему, мало волновала их мужчин. Вероятно, по пути домой они к этой потере сумели привыкнуть.

— Нам незачем так огорчаться и переживать, — сказал Хью. — Вильгельм не лишил нас дома. Он передал земли, принадлежащие этому предателю Филиппу, мне, прирезав к ним существенную площадь, ведущую прямо к морю. — Бросив косой взгляд на стены замка, он добавил:

— Вероятно, мне самому придется построить новый на пожалованных мне новых землях.

Значит, Хью получил Стиллингхэм и еще кое-что в придачу, но все усилия Марии, все эти месяцы, проведенные в полной неуверенности, беспокойстве и тревоге, вся проделанная Ротгаром работа пошли, выходит, прахом. Ну а что же будет с той любовью, которую она питает к этому славному месту? От допущенной несправедливости всю ее охватил бесплодный гнев.

— Ну и что же будет с Лэндуолдом в таком случае? — с трудом выговаривая от растерянности слова, спросила она.

— Вильгельм сказал, что тот, кто несет ответственность за поддержание порядка в эти смутные времена здесь, в Лэндуолде, должен и впредь всегда распоряжаться этим поместьем, — пояснил ей Ротгар. В глазах у него поблескивали озорные искорки. — Эта пергаментная бумага, Мария, по сути дела, декрет, передающий Лэндуолд в твое владение.

Она думала, что ослышалась.

Хью фыркнул, не обращая внимания на ее смущение.

— Но это уже второй декрет. В первом Вильгельм постановил передать всю собственность в Лэндуолде в руки Ротгара. Но он отклонил этот дар.

Ничего не понимая, Мария бросила на Ротгара вопрошающий взгляд.

— Передача Лэндуолда… мне? Ты отказался? Почему?

— Потому что только твоя сила воли, твоя решимость позволили отстоять Лэндуолд. Я тебе немного помог, правда, в самом конце.

Она чувствовала эту почти невесомую бумажку в своих руках; такая неприметная вещь, и все же она принесла ей все, о чем она мечтала — дом, Ротгара.

Хью отъехал в сторону. Сердце у нее вырывалось из груди, принимая во внимание всю важность этого документа.

Ротгар тихо заговорил, хотя Хью уже отъехал на порядочное расстояние.

— А теперь я должен тебе кое в чем исповедаться, Мария. Должен сказать тебе о своих сомнениях. Я подумал, если я теперь, когда Лэндуолд снова принадлежит мне, женюсь на этой женщине, то ради чего она это делает, — ради меня или ради земли и дома?

— Выходит, ты передал мне Лэндуолд, чтобы те же сомнения теперь терзали меня? — прошептала она. Почему-то Ротгар сейчас совсем ничего не говорил ей о своей любви. Может, его чувства к ней уже остыли? — Так как ты являешься моим господином, моим супругом, то все, что принадлежит мне в Лэндуолде, принадлежит одновременно и тебе. Таким образом, я вправе задать тебе точно такой же вопрос.

— Я отдал Лэндуолд тебе, Мария, поэтому тебе и решать. У тебя теперь есть свой дом, независимо от того — выйдешь ли ты за меня замуж, или откажешься от меня.

Что за безумная мысль! Как она сможет в одиночку управлять всей этой землей, которую так полюбила.

— Забудем обо всем, Ротгар. Давай отдадим Лэндуолд обратно Хью и уедем отсюда, будем добиваться всего сами, собственными силами, как мы и мечтали, чтобы между нами не возникало никаких сомнений.

Быстрый переход