Loading...
Изменить размер шрифта - +

Как говорили мне люди попроще и поумнее – главный хозяйственный человек в СССР. Не кто-нибудь, лично Сталин назначил на должность. Задним числом очень смахивает, что Великий и Непогрешимый в людях абсолютно не разбирался. Потому и расстреливал профилактически. Не успел помереть, как начались среди его соратников крутые разборки. Куда там мафии. Одних прикончили, других посадили. Никакой преемственности в строительстве коммунизма.

Правда Маленков тоже на букву «М», но в те времена сакральный смысл данного факта еще не успел открыться. Мазуров его за полтора года сковырнул. Совместил пост руководителя партии и главы правительства в загребущих руках и тут в первый раз все аналитики с политологами и советологами крупно обделались. Продолжая внешнеполитическую линию в прежнем направлении, он очень странно повел себя внутри державы.

Впервые сквозь зубы в СССР начали признавать роль прибыли и ставить ее в центр производства. Идеологические принципы стали играть минимальную роль в экономике, что со временем доказало свою эффективность. Правда официально и громко он клялся в любви к коммунизму и прочим измам.

Что там думал в реальности точно неизвестно. Как и все прочие советские руководители большого ранга мемуаров не оставил. Маленькие иногда печатают. В эмиграции. Особенно хозяйственники. Забавно читать про тамошние аферы и сравнивать с собственными.

Мазуров приступил к изменению старых догм и направил огромные средства в легкую и пищевую промышленность, а также в сельское хозяйство. Первая пятилетка под его руководством считается наиболее удачной в истории страны. Это не я так решил, это мне три дня лекциями долбили мозг в расчете на углубленное познание обстановки. Будто не все равно, что там пятьдесят с лишним лет назад произошло для моей деятельности по ловле бандитов.

– Самый удивительный тип в истории СССР, – заметив, как я с раздражением выключил, непринужденно сказал медведь с отчетливым русским акцентом. Никакого бритиша. – Добровольно ушел в отставку, не дожидаясь смерти или заговора товарищей.

– Как же, – ответил я с сарказмом по-русски, – наши ЦРУшники задним числом уверяли в его тяжкой болезни. Все всегда знают апосля.

– Он, судя по позднейшим данным, был действительно тяжело болен, – ничуть не удивляясь на мои речи, ответил тот. – Но прежде чем уйти подготовил преемника, что тоже крайне изумительно. В СССР его искренне любят и уважают. Не боятся, – поднимая толстый как соска палец, провозгласил, – а любят. При нем происходило усиление технократов в руководстве, но никогда с трибун не звучали осуждения Сталина.

Подразумевалось видимо как сегодня себе позволяют некоторые.

– Фактически очень долго шло уничтожение старой системы экономики, подменяемое новыми законами при жестком диктате партии.

– Поляков Мазуров давил танками в 1956 г без зазрения совести, – говорю ехидно. – Да и венгров поставил в позу.

– Реалполитик, – пожимая плечами, отвечает. – Межгосударственные отношения не определяются добрыми чувствами. Выгодой – сколько угодно, разум обязан присутствовать. И уж никогда такие отношения не строятся на морали.

– В политике и в картах друзей не бывает?

– А то нет! Жесткий прагматик крепко держащий свою зону влияния. Договора всеми выполняются пока выгодны. Стоит измениться ситуации и любая сторона, получившая фору захочет поменять в свою пользу. Нам, русским, не похрен, насколько грубо обходились с недовольными в нашей зоне? Зато мы жить стали заметно лучше. В материальном и продовольственном смысле. Да и им послабления вышли. Даже раньше нашего.

– Провели испытания на подопытном народе.

– Так и надо, – убеждено отвечает.

Быстрый переход