Изменить размер шрифта - +

- Если я когда-либо понадоблюсь Джедаям, я буду там, - спокойно сказал Ферус. - Это касается и тебя, Анакин.

Ферус быстро ушел. Анакин зло смотрел ему вслед. Последнее слово осталось за Ферусом. Кроме того, оно было любезным. Благородный падаван до конца.

Не падаван. Уже нет.

Удовлетворение быстро сменилось разочарованием. Анакин чувствовал себя избитым, но он не знал почему. Он вспомнил, каким беспомощным он был в энерголовушке. Он никогда не хотел испытать это снова. Тем не менее, он был пойман в ловушку своей зависти, своего гнева, это было наверняка. Даже если Ферус оставил Храм навсегда, он бы по-прежнему помнил это чувство.

Нет. Чувства исчезнут. Он заставит их исчезнуть. Он оттолкнет их, вместе с его воспоминаниями о Шми. Теперь, когда Ферус ушел, Анакин мог выполнить свое обещание. Он принесет баланс в Силу.

Тру был сердит на него, но он никогда по-настоящему не понимал тяжести, которую нес Анакин. Возможно, Тру вообще никогда его не понимал. Возможно, никто не понимал, кроме его Учителя. Тру вернется.

Анакин вышел. В дальнем конце коридора он увидел, как Ферус присоединился к Тру.

У него было чувство, что он смотрит на них с другого конца электробинокля. Они казались такими маленькими, такими далекими.

Почувствовав его присутствие, Тру оглянулся через плечо на Анакина. А затем нечто поразило его словно удар, выбив воздух у него из легких. Тру никогда не вернется. Он потерял своего друга навсегда.

Остановившись, он смотрел, как Ферус и Тру уходят. Он услышал шаги около себя, и Оби-Ван возник рядом с ним.

- Анакин, я искал тебя.

Он повернулся на автомате. – Я Вам нужен?

- Нет, я... Анакин? Что-то не так?

- Ферус ушел из Ордена Джедаев.

У Оби-Вана перехватило дыхание. - Я боялся, что он сделает нечто... подобное. Он очень тяжело переживает смерть Дарры. – Оби-Ван смотрел вдаль пустого коридора потерянным взглядом. - Наследие этой миссии - боль.

Анакин хотел убрать отстраненный взгляд с лица его Учителя. Он не хотел, чтобы Оби-Вана так сильно заботило то, что произошло с Ферусом. - Наследие этой миссии в том, что серьезный враг был побежден. Я видел, как Вы поразили его.

- Это не тот поступок, который должен принести тебе удовлетворение, мой юный падаван, - серьезно сказал Оби-Ван. - Я забрал жизнь.

- Это было сделано как крайнее средство. И это избавило галактику от большого зла. Поэтому это было необходимо и правильно.

- Необходимо - да. Но правильно ли? - Оби-Ван покачал головой. - Это не то слово, которым легко разбрасываться. Мы не можем сказать, что есть правильно. Мы можем только приложить все усилия. - Взгляд Оби-Вана потеплел. - Как делаешь ты, падаван. Ты всегда отдаешь лучшее, что у тебя есть. Я горжусь Джедаем, которым ты стал.

Анакин был тронут. Его Учитель так редко говорил таким образом. - Спасибо, Учитель.

Оби-Ван долго на него посмотрел. - И... Я хотел сказать тебе. Совет Джедаев решил, что они не будут ускорять испытания для падаванов. Твое Рыцарство подождет немного дольше.

Анакин выдержал эту новость. Значит, теперь не было шансов. Он должен был ждать. Не имело значения, что он сделал, насколько хорошо он исполнил.

- Когда наступит время, ты пройдешь испытания, и я не сомневаюсь, что ты удивишь всех нас. До тех пор мы будем работать вместе. Есть много такого, что еще надо сделать, и я благодарен, что ты останешься на моей стороне немного дольше. - Оби-Ван остановился. - Анакин? Ты в порядке?

Он был в порядке, внезапно понял Анакин. Слабость в коленях, которую он почувствовал, когда увидел, что Тру ушел, прошла. Странным образом миссия сделала его сильнее. У него теперь было более сильное убеждение, более твердый упор для борьбы. Все откололось с него - его детство, его друзья, его желание произвести впечатление на Совет Джедаев.

Он никогда больше не будет беспомощным.

Быстрый переход
Мы в Instagram