Изменить размер шрифта - +
Посмотрев на нее, он встретился со взглядом пары голубых глаз, лучившихся нескрываемой враждебностью. Она была очень маленького роста и нисколько не напоминала статных ширококостных шотландок, которых в здешних краях повидали немало. Кудряшки, выбившиеся из-под чепца и закрывавшие ее белый лоб, свидетельствовали о том, что волосы у незнакомки золотисто-рыжего цвета. Герцог невольно подумал, что никогда еще не видел кожи такой едва ли не кристальной чистоты, что она казалась почти прозрачной.

— Значит… вся остальная свита вернулась… — заикаясь, произнес юный граф. — Это ужасно, сударыня. Я и мои друзья должны были встретить вас и поприветствовать на земле Франции от имени Его Величества короля!

Девушка перевела взгляд с герцога на графа.

— На набережной никого не было, — сказала она. — Поэтому мы пешком добрались до гостиницы.

— А мистрисс Шина Маккрэгган? — спросил граф. — Она тоже наверху? Вместе со всеми остальными? Вы не могли бы попросить ее спуститься вниз, сюда, чтобы я мог принести ей наши глубочайшие извинения? Кроме того, я хотел бы передать лично ей послание Его Величества короля Франции!

— Вы могли бы передать его, если бы мне удалось подойти поближе к камину, — ответила девушка, — У меня промокли ноги. Я и представить себе не могла, что во Франции столько грязи.

— Но, сударыня, неужели., нет..» не может быть…

— Вы не ошиблись, сударь, я — Шина Маккрэгган, — произнесла девушка с достоинством, которое не совсем вязалось с ее хрупкой фигуркой.

В комнате мгновенно воцарилась тишина, которую вскоре нарушил герцог де Сальвуар:

— Мистрисс Маккрэгган, позвольте от имени короля Франции приветствовать вас в нашей стране! Наше смущение было вызвано тем, что мы ожидали прибытия особы более старшего возраста.

— Я слышала о том, чего вы ожидали, монсеньор, — ледяным тоном ответила Шина и отвернулась. Теперь присутствующим был виден лишь кончик се маленького прямого носа и часть маленького изящного подбородка.

Молодые придворные лишь усилием воли сумели сдержать улыбки. Они настолько привыкли к грубым, бесцеремонным манерам герцога, что его извинения перед юной шотландской девушкой вызвали у них удивление. Они тут же уступили дорогу Шине, давая ей возможность подойти поближе к очагу. Девушка протянула руки к огню и жестом, совершенно лишенным кокетства, развязала ленты своего мокрого чепца, а затем стянула его с головы.

На какой-то миг присутствующим показалось, будто в темную закопченную комнатку с низким потолком заглянуло солнце. В отличие от всех других женщин, которых когда-либо видели молодые придворные, волосы юной шотландки оказались золотисто-рыжими, завитыми самой природой во множество мелких локонов. Казалось, будто над головой Шины светится золотистый нимб.

— Сударыня, позвольте мне…

Молодые люди поспешно вскочили на ноги, предлагая нежданной гостье стул, подушечку, чтобы было удобнее сидеть, забрать у нее промокший плащ, перчатки и чепец.

— Бокал вина, сударыня? Вино взбодрит вас после долгого путешествия!

— Благодарю вас, я предпочла бы чашку горячего шоколада, если это, конечно, возможно.

— Вам сию же минуту подадут его!

Один из кавалеров поспешно вышел из комнаты, чтобы распорядиться насчет шоколада. Другой опустился на колено и помог рыжеволосой шотландке снять промокшие башмачки.

— Ваша обувь совершенно промокла, — заметил он. — Я схожу за горничной, пусть она высушит се, если, конечно, нет возможности достать из вашего багажа другую пару.

— Я думаю, что времени для того, чтобы просушить ее, будет больше чем достаточно, — ответила Шина.

Быстрый переход
Мы в Instagram