Loading...
Изменить размер шрифта - +
Если бы не тот тип, что вел за ней наблюдение, она бы ни за что не заметила, поскольку не подозревала об опасности. От этой мысли Эви стало страшно.

Но что же ей теперь делать? Тип, ведущий наблюдение, разговаривал с командой перехватчиков, которые уже наверняка заняли лифт. Они появятся здесь в считанные секунды. Снайпер загнал ее в ловушку, а тип в доме напротив, которому было видно все как на ладони, передавал им информацию о ее передвижении.

Эви усилием воли взяла себя в руки и постаралась трезво оценить ситуацию.

В лифте на какое‑то время их передатчик выйдет из строя. Эви бросила взгляд вверх стены, к которой прижалась спиной. Дрожь не оставляла ее. Дверь в будку располагалась как раз напротив снайпера, но на той стороне, где стояла Эви, имелось небольшое окошко. Девушка силой открыла его. Раздался скрежет покореженного металла, однако Эви не обратила на это ни малейшего внимания. Все равно команде перехвата в лифте ничего не слышно. Лифты в их доме были шикарные и абсолютно звуконепроницаемые.

Внутри каморки единственным звуком было урчание поднимающегося лифта. Стоял запах машинного масла и электрического кабеля. Эви сунула голову под почерневшие скобы, которые держали урчащий мотор, и посмотрела вниз, в шахту лифта. Если там у них работает радио, то аварийный люк на крыше лифта наверняка был бы уже открыт. Однако лифт поднялся уже на половину шахты, а крышка люка пока еще закрыта. Значит, передатчик у них не работает, и тип, что ведет наблюдение, не может предупредить их, что Эви того и гляди обрушится на них сверху.

Эви оглядела тросы, протянутые к мотору. Ей не хотелось этого делать, но только так, предприняв ответные меры, она могла взять ситуацию в свои руки. Эви крепко ухватила трос и начала, перебирая руками, спускаться вниз. Этак можно в два счета свернуть себе шею, если ослабишь хватку, но другого выхода у нее не было.

Эви встретила лифт на пятнадцатом этаже двадцатиэтажного здания. Ноги девушки были заляпаны черной жирной грязью, накопившейся на крыше лифта, а все тело выпачкано коричневой смазкой, и Эви пожалела, что на ней нет одежды.

Эви сжалась в комок на крыше лифта и прислушалась. Расслышать она ничего не смогла, но явственно ощутила их запах. Двое, притом явно не люди. Эви сразу определила, что запах исходит именно от них. Псы – и один, и второй. Скорее всего, биосконструированные афганы. У таких первоклассный боевой опыт, накопленный со времен Пан‑Азиатской войны. Когда же Кабульское правительство прекратило сопротивление, они наверняка подались в наемники.

Эви облегченно вздохнула. Японские биоинженеры наверняка имели в виду моро, когда конструировали ее опознавательный запах. Будь она истинной представительницей человеческого рода, ситуация оказалась бы прямо противоположной – псы учуяли бы ее, а не наоборот. Но они не видели ее и не чувствовали ее запаха. И если она сделает все правильно, то они так ничего и не заметят.

Люк представлял собой обыкновенную панель на крыше лифта. Когда террористы проезжали мимо шестнадцатого этажа, Эви тихонько приподняла крышку. Взглянув вниз, она убедилась, что ее догадка верна. Два афгана. Лучшее тому подтверждение – лохматая серая шерсть. Оба настороженно смотрят перед собой, два автомата с глушителями направлены на хромированную дверь.

Их черные носы задергались одновременно, и тот, что находился ближе к Эви, уже было обернулся, учуяв, как в кабину проник затхлый воздух из шахты.

Эви уселась верхом на люк и обеими руками ухватилась за край отверстия. Она тотчас услышала, как от ее усилий хрустнул металл. Псы тоже услышали этот звук.

Лифт достиг семнадцатого этажа. Оба наемника того и гляди задерут головы. «Слишком медлительны», – подумала Эви. Она скользнула ногами в отверстие и, словно клещами, обхватила ими шею одного из псов. Не теряя времени, потянула пса вверх теперь уже при помощи рук. Второй волкодав приготовился стрелять, но товарищ мешал ему.

Быстрый переход