Изменить размер шрифта - +
Леськина идея состояла в том, что, кроме охотников,

вызволять нас будет некому, но вышло не так, как она задумала. Нашли нас муниципалы из Светлогорска, а мама взгрела меня так, что надолго

отбила желание даже играть в охотников, не то что приманивать их.

– Никакая не двадцать четвертая, – надула губы Леська. – Вы даже не представляете, что я на этот раз выменяла у Молчуньи!

– Новый надувной плотик? – поддел ее Лукич.

– Вы оба дураки! Молчунья живет на острове!

– И что? – Вадик повесил ружье на шею и направился к речке.

– А то, что я выменяла у нее икринку!

Вадик замер. Лукич тоже остановился как вкопанный, а у меня ледяная волна пробежала по коже.

– Врешь! – Вадик неуверенно обернулся.

– А вот это ты видел? – Леська выхватила кулак из кармана и разжала ладонь.

Колышущийся зеленоватый шарик в ее руке наполнился солнечным светом, и мы рты раскрыли от неожиданности и удивления.

– Ни фига себе, – первым пришел в себя Вадик. – Откуда она у Молчуньи?

– Прибой вынес.

– Значит, дохлая, – облегченно выдохнул Вовка Лукич.

Меня тоже немного отпустило.

– Почему? – нахмурилась Леська.

– Сколько она в море пролежала и не вылупилась?

– А может, не пролежала? – Леська взяла икринку пальцами и поднесла к лицу. – На прошлой неделе во время шторма что взорвалось?

Той ночью я проснулся и закричал, не помня себя от страха. И мама тоже кричала, а занавески метались от ветра, врывавшегося через разбитые

стекла. На следующее утро мы увидели в небе тяжелый гравилет охотников. Он направлялся на север, за горизонт.

– Мина взорвалась, – предположил я.

– Ромка хоть и копуха, но умный, – Леська одарила меня многообещающей улыбкой. – Что, кроме мины, могло взорваться?

– Ну, допустим, мина, – нахмурился Вадик. – Что с того? Думаешь, она при взрыве мечет икру?

Кажется, его задела Леськина похвала в мой адрес.

– Вот именно! – Она вновь зажала шарик в руке. – Иначе зачем им взрываться? Скорее всего это у них такой акт размножения. Бац! И тонна

шариков в море. Так что эта икринка не дохлая, а наоборот, очень свежая. Мы можем положить ее в воду и посмотреть, что будет.

– Хочешь вырастить настоящую мину? – напряженно спросил Вовка Лукич.

– А что? – задумчиво сказал Вадик. – Мы ничего не теряем. Если икринка дохлая, то похохочем над Леськой. Кстати, на что ты ее выменяла?

Вместо ответа Леська показала ему язык. Вадик проигнорировал это и продолжил:

– А если икринка живая, то вырастет мина. И за ней обязательно прилетят охотники. Мы их сами и вызовем, тогда они наверняка дадут нам

направление в свое училище.

– А может, и медаль, – вставил я.

– Из репейника, – фыркнул Лукич. – А вдруг мина вырастет и жахнет? Вы об этом подумали?

– Раньше времени не взорвется, – успокоила его Леська. – Мы же расскажем взрослым, как только она вылупится.

– Тогда никаких охотников мы не увидим, – заметил я. – Пока мина маленькая, взрослые могут убить ее баграми.
Быстрый переход