Изменить размер шрифта - +
  Он  предпочел  быть
глухим.
     Когда Броз прослушивал все без исключения записи выступлений Йенси по
телевизору, он ничего не слышал, Адамсу казалось отвратительным,  что  его
ожиревшее, полумертвое тело получало аудиоинформацию прямо по  кабелю  при
помощи электродов, которые много лет назад умело вживили в соответствующие
участки  стариковского  мозга,   единственного   органа,   принадлежавшего
настоящему Брозу, поскольку все остальные были сработаны руками  людей  из
особо прочных пластиков и металлов  на  заводах  Корпорации  Искусственных
Органов. (До войны искусственные органы снабжались пожизненной  гарантией,
причем совершенно непонятно, что имелось в виду под словом "пожизненный" -
жизнь владельца или срок службы искусственного органа).
     На подобные искусственные органы чисто формально могли претендовать и
другие люди Йенси, более низкого ранга, поскольку  под  Ист-Парком  имелся
особый подземный склад  органов,  принадлежащий  всем  йенсенистам,  а  не
только Брозу.
     На практике все оказалось  иначе.  Потому  что  когда  у  Шелби  Лана
отказала почка (Адамс был частым гостем  в  его  поместье  в  Оремне),  то
искусственной почки для него не  нашлось,  хотя,  как  было  известно,  на
складе имелось три набора почек. Лан, умиравший в своей огромной спальне в
окружении встревоженных железок, отказался в это верить.  Он  считал,  что
Броз  присвоил  себе  три  искусственные  почки,  на   официальном   языке
называемые "приспособления". Он зарезервировал  их  за  собой  при  помощи
хитроумной "опережающей" заявки. Лан  в  отчаянии  подал  жалобу  в  Совет
Реконструкции,   поскольку   заседавший   в   Мехико    Совет    занимался
территориальными претензиями владельцев поместий. В роли  судей  выступали
железки - по одному от каждого типа. Дело Лан не то чтобы проиграл,  но  и
не выиграл, потому что умер в ожидании решения  Совета.  А  Броз  все  еще
живет и знает, что еще три раза его почки могут полностью отказать,  и  он
все равно останется в живых. И каждый, кто  решится  подать  иск  в  Совет
Реконструкции,  умрет,  наверняка  умрет,   и   судебное   разбирательство
прекратится само собой в связи со смертью истца.
     Жирная свинья, подумал Адамс и увидел Нью-Йорк,  шпили,  послевоенные
высотные здания, эстакады, тоннели и рой аэромобилей, таких же, как и  его
собственный, на которых люди Йенси летят в свои конторы, чтобы  приступить
к работе в начале недели.
     А еще через мгновение  его  аэромобиль  завис  над  особенно  высоким
административным зданием N_580  по  Пятой  авеню,  в  котором  размещалось
Агентство.
     Впрочем,  Агентством  являлся  по  сути  дела  весь  город;   здания,
окружавшие со всех сторон главное  здание  Агентства,  точно  в  такой  же
степени были частью единого механизма, как и то,  из  которого  Агентством
руководили.
Быстрый переход