Изменить размер шрифта - +
Правда, за его смерть пришлось заплатить жизнями двенадцати эльфов-наемников - король был при оружии и дрался до последнего. И на его похоронах все прочувствованно говорили, какая это славная смерть для правителя и воина - в кольце врагов, с оружием, не выпавшим даже из мертвой руки. А его сын через много-много лет благополучнейше скончался ночью во сне. И все вновь умилялись, замечая, что такая смерть есть самая легкая и приятная. Не ищи морали в этом коротком экскурсе в историю, ее здесь попросту нет. Я просто прошу тебя: пожалуйста, будь осторожен, отправляясь нюхать цветочки или ложась в свою постель. Постарайся прожить как можно дольше. Правда, я сомневаюсь, что это тебе удастся при твоем-то характере, но ТЫ хотя бы постарайся, хорошо?! Я ведь все-таки, несмотря ни на что, люблю тебя, возможно, не так, как следовало бы, не так, как ты заслуживаешь... Но это ты попытайся поскорее забыть.

    Засим остаюсь просто

    Ксенон, девица с самым маленьким

    обхватом груди и бедер среди твоих

    придворных дам.

    P. S. But I hope to come back, come back to you…»

    Что?! Я, не веря своим глазам, вновь перечитал письмо, уделив особое внимание странным, непонятным рунам в конце. Что она хотела сказать? да кто ее отпустит?!

    Я беспомощно крутанулся на одном месте, не зная, куда бросаться, и задел носком сапога нирату. Тэрриэт тихо звякнула. Присмотревшись, я понял, что по лезвию сбегают редкие прозрачные капли, возникающие у крестовины прямо из серебристого металла и мягко скользящие вдоль гравировки. Кровный клинок словно оплакивал свою хозяйку...

    Ариан! Где рыцарь, ведь он сидел с Ксенон?!

    Я бросился бежать к магической лаборатории. Неужели она думает, что я так просто дам ей уйти?! да никогда в жизни! Никуда она от меня не денется!

    Еще в коридоре я услышал громкий, болезненный, страдающий вой, и сразу же все понял, хотя и отказался принять. Влетев через пустой дверной проем и прогрохотав сапогами по валяющейся на полу створке, я замер. Зеркало слегка дымилось, от него так и пыхало во все стороны дармовой, ничейной Силой - бери не хочу, только кому она сейчас нужна... Возле него сидел пес и, задрав морду к потолку, старательно выпевал песнь боли и тоски по своей хозяйке. В углу лежало платье. Ксенон уложила его так аккуратно и бережно, будто собиралась вскоре вернуться и вновь облачиться в свой наряд. Рядом с ним стоял на коленях Ариан.

    - Где?.. Где она?! Где Ксенон?

    - Принцессы больше нет с нами...- тихо отозвался рыцарь, поднимая на меня искаженное душевным страданием лицо.

    - Как? Совсем? - глупо удивился я, хотя уже прекрасно все понял.

    - Ну где-то она, наверное, есть...- подумав, согласился Ариан, благоговейно дотрагиваясь кончиками пальцев до кружев на подоле платья своей принцессы...

    Ксенон

    - Ай! Понаставили тут!..

    Болезненный вскрик вырвался совершенно непроизвольно, я поморщилась, почесала спину, которой звучно приложилась обо что-то твердое, и только потом открыла глаза.

    Знакомые узоры... Я сама выбирала этот линолеум, облазив все магазины и строительные рынки в городе. ЧТО?! Неужели...

    да. Я, совершенно голая, взмыленная, сидела на полу в своей прихожей. Зеркало (то самое, которое я купила два года назад, а вешала мне его сообща половина первого курса мединститута), подернутое легкой дымкой, слегка вихрилось и выгибалось в мою сторону, прямо на глазах успокаиваясь и принимая приличные, привычные и естественные формы. В углу возле входной двери валялась внушительная горка пакетов, свертков и коробок, увенчанная фикусом в горшке, купленным в подарок маме.

Быстрый переход
Мы в Instagram