Изменить размер шрифта - +
Когда будете говорить, обращайтесь к нему "Ваше Преосвященство". Это не обязательно, но он так любит.
     Он взял Декера под руку и подвел к Феодосию.
     - Ваше Преосвященство, - сказал он. - Это Томас Декер Второй. Он хочет говорить с вами.
     - Декер Второй, - сказал кардинал, - вы прибыли к нам довольно бесцеремонно, без предупреждения, но я буду рад выслушать вас.
     - Я прошу вас за чужака, бежавшего с родной планеты, - сказал Декер.
     - Ваше Преосвященство, я имею в виду этот пузырь, похожий на яйцо. Я зову его Смоки, хотя у него есть другое имя.
     - Мне кажется, - сказал Феодосий, - что я уже видел этого Смоки, а может быть, не его, но одного из его собратьев, много лет назад... А теперь, пожалуйста, оставьте формальности и изложите суть дела.
     - Смоки отдает себя на вашу милость, Преосвященный, - сказал Декер, - и просит у вас убежища. Он не может вернуться в Центр. Он совершенно бездомное существо и лишился очень высокого положения. Он в полной растерянности.
     - Да, дела его, судя по всему, плохи...
     - Очень плохи, Ваше Преосвященство. Он умоляет вас о милости...
     - Довольно, - оборвал его Феодосий. - Лучше скажите: то место, откуда он родом, это не Рай?
     - Насколько я знаю, нет. Я никогда не слышал, чтобы его так называли.
     - Вам известно, что одна из наших Слушательниц предпринимала попытку посетить ваш Центр - так вы его называете?
     - Да, Ваше Преосвященство, мы так его называем - Центр галактических исследований. Да, нам известно, что кто-то, похожий по описанию Теннисона на одну из ваших Слушательниц, пытался проникнуть в Центр, но мы его, то есть ее, отпугнули.
     Теннисон посмотрел через плечо и заметил, что кубоиды немного расступились, а перед Смоки и Сноппи бешено скачет Попрыгунчик, приближаясь к Смоки.
     Наконец, вплотную подобравшись к пузырю, Попрыгунчик принялся скакать перед ним - все выше и быстрее.
     - О Господи! - простонал Теннисон в ужасе. - Только не это. - Он повернулся и бросился к Смоки и Попрыгунчику.
     Позади слышались топот ног и крик Декера:
     - Куда ты?! Вернись, безумец! Вернись, слышишь?
     Теннисон бежал, не оглядываясь и ничего не слушая. Декер догнал его, на бегу протянул руку, схватил за плечо, рванул к себе. Теннисон попытался удержаться на ногах, закачался на месте, отчаянно стараясь сохранить равновесие. Но это ему не удалось, и он неуклюже повалился на мостовую, больно ударившись плечом, покатился и ткнулся лицом в камень.
     А Декер закричал на языке пузырей:
     - Нет, Смоки! И не пытайся, слышишь?! Разве тебе мало? Все кончено, хватит! Тебе конец, перестань немедленно!
     - Все ты и зверушка твоя проклятая! - зашипел Сноппи, обращаясь к пузырю. - Ты погубишь нас всех! - Выпучив все тринадцать глаз, он крикнул Декеру:
     - Не подходи к нему! Не подходи! Он с ума сошел! Он хочет...
     Декер резко остановился и попятился.
     Попрыгунчик вспыхнул и превратился в круг яркого огня. Но пламя было холодным. Даже лежавший ничком на мостовой Теннисон ощутил его обжигающее касание.
     И как только это произошло, наступила странная тишина, перекрывшая вопли обезумевшей от ужаса толпы. Тишина и темнота. Теннисон перевернулся на спину, посмотрел в сторону базилики и увидел, как опустившаяся завеса тьмы скрыла лицо Его Святейшества.
Быстрый переход
Мы в Instagram