Изменить размер шрифта - +
Мрак покрыл лестницу и эспланаду, казалось, настала глубокая ночь. Попрыгунчик вспыхнул вновь - и тьма рассеялась. Попрыгунчик больше не скакал и не светился. Он неподвижно валялся на ступенях. Сноппи лежал рядом на боку, а Смоки - лицом к земле.
     Наконец он пошевелился и пополз вверх по эспланаде - медленно, с трудом.
     Феодосий и глухоман, не двигаясь, смотрели на ползущий пузырь. Декер бросился к лестнице и поднял Сноппи. Попрыгунчик вяло пошевелился. Декер подскочил к нему, ловко схватил за одно из щупалец и пошел вниз по эспланаде, волоча Попрыгунчика за собой.
     Теннисон вскочил, выпрямился. Плечо, которым он ударился о мостовую, болело, пульсирующая боль разливалась по всей руке. Он неловко заковылял вслед за Декером и Сноппи.
     - Этот ведь от своего не откажется, - сказал Декер, указывая пальцем на Смоки. - Один из тех фанатиков, которые упорно не желают признавать, что им конец. Валялся уже в грязи, и хоть бы что. Знаешь, какой у него девиз? "Сначала - Галактика, потом - Вселенная"!
     - Он безумец, - морщась от боли, выговорил Теннисон.
     - Несомненно, - подтвердил Декер.
     - И ты был заодно с ним?
     - Я же говорил тебе, друг: попытка выжить, только и всего.
     Смоки подполз к Феодосию. Он по-прежнему не отрывал лица от земли.
     Декер что-то сказал ему, и Смоки что-то вяло проквакал в ответ.
     - Я говорил вам, Ваше Преосвященство, что он готов сдаться. Но я немного поторопился. Возьмите этого несчастного и заприте, да покрепче.
     Мой вам совет: постарайтесь побыстрее от него избавиться.
     - Мы никого не лишаем жизни, - возразил Феодосий. - Для нас всякая жизнь священна. Но мы найдем для него место. А что делать с этим скачущим разбойником?
     - Бросьте его туда же, куда и пузырь.
     - А другой?
     - Сноппи в порядке. Совершенно безопасен. Даже мил по-своему. За него ручаюсь.
     - Ну, что ж, хорошо. Мы позаботимся о них. А теперь позвольте поблагодарить вас.
     - Меня? За что, Ваше Преосвященство?
     - За то, что вы сообщили нам, что одна из наших Слушательниц была изгнана из вашего Центра.
     Толпа зароптала, шум голосов становился все громче. Но тут, перекрывая шум, прогремел могучий голос Его Святейшества:
     - Прошу всех разойтись. На сегодня все закончено. В свое время факты, имеющие отношение к данной ситуации, будут самым тщательным образом рассмотрены и изучены. Результаты будут незамедлительно обнародованы.

Глава 61

     Все собрались у Теннисона и расселись в гостиной перед весело пылавшим камином. Теннисон встал, чтобы наполнить стакан Экайеру.
     Остановившись перед Феодосием, он сказал:
     - Прошу простить меня, Ваше Преосвященство, вы, вероятно, сочтете нас негостеприимными - мы вам ничего не предлагаем, а сами уплетаем сандвичи и поглощаем спиртное.
     Кардинал поудобнее устроился на табуретке, которую специально для него Джилл принесла из кухни.
     - Мне вполне достаточно того, что я здесь, - ответил Феодосий, - в кругу друзей, у огня. Я ведь не забыл тот вечер, когда я зашел к вам, и вы попросили меня остаться.
     - И я помню, - кивнул Теннисон. - Тогда вы не смогли задержаться, поскольку нас ожидал Его Святейшество.
     - Да, верно, и представьте - с тех пор я ждал, когда вы меня снова пригласите.
Быстрый переход
Мы в Instagram