Loading...
Изменить размер шрифта - +
Он купил несколько качественных париков разного цвета. У гримерши из театра приобрел три комплекта усов и четыре бородки разных фасонов. За двести долларов ему могли отдать и больше, но он взял лишь клей к своему комплекту. Заказал три пары очков. Подсевшее зрение ему не мешало, однако небольшая диоптрия в плюс один ему подошла.

Фотографии на паспорт ему понравились. Он научился расписываться в соответствии с подписью в паспорте Никиты. Через две недели он получил на руки новый паспорт на имя Никиты Корзуна со своей фотографией.

И что теперь? А теперь надо ждать гостей, которых Никита не хотел видеть. Пришлось переехать на его квартиру, пока маклер жил на даче. Он явно кого-то боялся. И они пришли.

Их было двое. Крепкие, здоровые ребята. Роман понимал простую вещь. Если он будет свидетелем, то его уберут. Надо работать под лоха.

— Привет, — улыбнулся высокий амбал со скуластой мордой. — Нам нужен Никита.

— Зять живет на даче, — улыбаясь, ответил Роман.

Его отстранили в сторону и прошли в квартиру. Осмотрели ее быстро и профессионально. Вероятно, эти здоровяки были бывшими ментами, а может, и нынешними.

— Деньги в квартире есть? — спросил рыжий, тот, что пониже ростом.

— Спасибо, что зять меня вообще на порог пустил, квартиру доверил. Я же сидел. Если у него и есть что-то ценное, то с собой прихватил.

— Зять, говоришь? — спросил скуластый, осматриваясь.

— Да. Муж сестры. Мы из Саратова на недельку приехали. Жена в магазин ушла. Отоваримся и домой. Уже билеты купили.

— Адрес дачи знаешь? — поинтересовался рыжий.

— Был там один раз. Расторгуево по Павелецкой дороге. Автобус до Лопатина, а там пешком через лес, до деревни Спирово. Не дача, а сараюга, зато участок большой. Третий дом по правой стороне. В деревне только одна улица. Всего-то домов сорок. Но народу там много ходит. В лес за грибами только через Спирово пройти можно. Многие хозяйки коз имеют. Так к ним за молочком из всех деревень ходят. Одним словом — проходной двор.

Роман дал им точную и подробную наводку, изображая наивного дурачка. Они не станут с ним связываться, имея определенную цель. Жена, ушедшая в магазин, скоро вернется. К тому же родственники не местные и скоро уезжают. Они не опасны.

— Вы же его на ипподроме найти можете, — добавил Роман.

— Наверное, — ответил Рыжий. — Но он там уже три дня не появляется. Вот мы и беспокоимся.

Роман понял: Никита должен исчезнуть бесследно. Его ищут.

— Пьет небось. Загулял, — отмахнулся Роман.

— Он непьющий и некурящий, — насторожился скуластый.

Роман рассмеялся.

— Держался. Он же закодированный. Пять лет крепился. А тут сорвался. Мы же на даче два дня гудели. Меня жена в Москву увезла, а Никита остался.

На этом их разговор был закончен. Мордовороты получили всю нужную информацию. Ушли спокойно, да еще привет Никите передали, если тот объявится. Но Роман знал, Никита никогда уже не объявится. Теперь он стал Никитой Корзуном.

 

* * *

 

У него имелись два паспорта, две квартиры и дача, на которую он все еще не решался съездить. Обе квартиры Роман продал за большие деньги. Причем с нагрузкой. Покупатели были вынуждены заплатить за мебель. Неплохую, но уже не модную. Это было его условием.

— Мебель качественная и дорогая. Некоторые предметы сделаны из карельской березы. Рука не поднимается ее выбрасывать. Но я уезжаю из Москвы. Навсегда. Нашел работу по душе и призванию, но далеко от столицы. Оставляю здесь все.

Так он говорил покупателям.

Ради престижных квартир покупателям пришлось платить и за мебель. Роман-Никита купил себе две однокомнатные квартиры в разных районах.

Быстрый переход