Изменить размер шрифта - +
Я дважды прибегал к его помощи в своих экспедициях по Калахари.

– Отлично. Я уже связался с ним. Он подготовит экспедицию. Отправимся налегке и быстро – один «лендровер» и два трехтонных грузовика. У меня всего пять дней, да и те я выкроил с трудом, меня заберет оттуда вертолет, а ты останешься там копать… – Продолжая говорить, Лорен вывел меня в длинную галерею.

Сквозь высокие окна струился солнечный свет, создавая превосходное освещение для висевших в галерее картин. Работы ведущих южноафриканских живописцев были здесь перемешаны с холстами живых и покойных знаменитостей из других стран. Лорен Стервесант, как и его предки, тратил деньги весьма разумно. Даже в такой напряженный момент мой взгляд остановился на мягком свечении «Обнаженной» Ренуара.

Лорен легко двигался по скрадывающему звук шагов восточному ковру, я не отставал. Ноги у меня такие же длинные и сильные, как у него.

– Если установишь, что наши надежды оправдались, организуем полномасштабные раскопки. Постоянный лагерь, взлетно-посадочную полосу, ассистентов по твоему выбору, полный штат, и любое оборудование, какое потребуется.

– Господи, хоть бы так и вышло, – негромко сказал я, когда мы задержались у лестницы, ведущей вниз. (Мы с Лореном заговорщицки улыбнулись друг другу.) – А ты знаешь, сколько это будет стоить? – спросил я. – Вдруг придется копать пять или шесть лет?

– Именно на это я и надеюсь, – ответил он.

– Может обойтись… в несколько сотен тысяч.

– Это всего лишь деньги, как сказал один человек.

И вновь его оглушительный грубый хохот оказался для меня заразительным.

Мы спускались по лестнице, хохоча и раскачиваясь, каждый по-своему. В холле мы переглянулись – радостные, взвинченные, подобравшиеся.

– Я вернусь в семь тридцать вечера в понедельник. Можешь встретить меня в аэропорту? Рейс триста десять «Алиталия» из Цюриха. А пока готовься.

– Мне понадобится копия фотографии.

– Я уже приказал доставить увеличенную копию в Институт. Можешь радоваться ей целую неделю. – Он взглянул на золотые «Пиаже» у себя на запястье. – Черт! Опаздываю.

Он повернулся к двери, и в этот миг в ее проеме появилась из патио Хилари Стервесант в коротком белом теннисном платье. Ноги у нее длинные и изумительно красивые. Сама она высокая, с золото-каштановыми волосами, которые мягко и свободно падают на плечи.

– Дорогой, ты уходишь?

– Прости, Хил. Я хотел предупредить тебя, что не останусь на ленч, но не мог бросить Бена одного.

– Ты ему показал? – Она повернулась, подошла ко мне, легко и естественно поцеловала в губы, без малейших признаков отвращения, потом отступила и улыбнулась. (Всякий раз, как она это делает, я становлюсь ее рабом на очередные сто лет.) – Что ты об этом думаешь, Бен? Может такое быть?

Прежде чем я ответил, Лорен обнял ее за талию, и они улыбнулись мне сверху вниз.

– Он сходит с ума. У него пена на губах, и он подпрыгивает. Хочет лететь в пустыню немедленно, сию же минуту. – Лорен притянул Хилари к себе и поцеловал. Обнявшись, они на некоторое время забыли о моем присутствии.

Для меня они – воплощение прекрасной женственности и мужественности, оба высокие, сильные, ухоженные. Хилари на двенадцать лет моложе Лорена, она – его четвертая жена и мать младшего из его семерых детей. В свои двадцать пять лет обладает мудростью и выдержкой зрелой женщины.

– Покорми Бена ленчем, дорогая. Я вернусь поздно. – Лорен высвободился из ее объятий.

– Я буду скучать, – сказала Хилари.

– Я тоже. До понедельника, Бен.

Быстрый переход
Мы в Instagram