Loading...
Изменить размер шрифта - +

— Я сама подошла и села к нему на колени. И он мне подмигнул. Все, точка.

— Ты же ты сама рассказывала…

— Ничего подобного.

— Ты ясно дала понять…

— Обыкновенное тщеславие.

— То есть?

— То есть он сказал, что утром ему рано вставать. Париж, Копенгаген и далее везде. Рекламная поездка. Сама понимаешь.

— Аналог головной боли.

— Вот именно.

— Ничего страшного, — продолжила Джейн, старательно пряча внезапный прилив веселья. — Я всегда считала, что писателю интереснее, когда все идет наперекосяк, а не по плану. Единственная профессия, где личный крах можно использовать к собственной выгоде.

— Я бы не сказала, что слово «крах» применимо к моему знакомству с Апдайком.

— Конечно нет, дорогуша.

— А ты — уж не обижайся — проявляешь излишнюю напористость, как в группе самопомощи. Или как в программе «Женский час», где ты ничтоже сумняшеся учишь людей, как им жить.

— Разве?

— Суть в том, что любая личная неудача, даже изображенная художественными средствами, отбрасывает тебя на исходные позиции.

— Это куда же?

— К бесславному знакомству с Джоном Апдайком.

— Если это может служить утешением, я сгорала от зависти, когда он тебе подмигнул.

— Ты настоящая подруга, — ответила Алиса, но голос ее выдал.

Они замолчали. За окном поезда остался крупный населенный пункт.

— Что это было — Суиндон? — как ни в чем не бывало поинтересовалась Джейн.

— Наверное.

— Как по-твоему, в Суиндоне у нас много читателей? — Кончай дуться, Алиса. Еще не хватало нам рассориться.

— А сама ты как думаешь?

Джейн никак не думала. Она слегка нервничала. Ей в голову пришел случайный факт:

— Это самый большой город в Англии, не имеющий собственного университета.

— Откуда ты только это знаешь? — Алиса старательно изображала зависть.

— Знаю — и все. Не иначе как из «Моби Дика».

Они довольно посмеялись, как заговорщицы. Повисла пауза. Через некоторое время проехали Рединг, и каждая похвалила другую, что та не стала цитировать «Балладу Редингской тюрьмы» или рассуждать про Оскара Уайльда. Джейн ненадолго отлучилась — то ли сходить в туалет, то ли проверить мини-бар у себя в сумочке. Алиса стала размышлять, как лучше воспринимать жизнь: всерьез или легко. Может быть, это надуманное противопоставление, один из способов показать свое интеллектуальное превосходство? Джейн, судя по всему, шла по жизни легко, но лишь до определенного рубежа, а потом стала искать серьезные решения — например, Бога. Лучше уж идти по жизни со всей серьезностью, а потом искать легкие решения. Такие, как сатира или суицид. Почему люди цепляются за жизнь — она же досталась им непрошенно? Жизнь человеческая оканчивается крахом — так виделось Алисе положение дел в этом мире, а те банальности, что изрекала Джейн по поводу преображения неудач художественными средствами, были махровыми фантазиями. Любой, кто хоть что-то смыслит в искусстве, подтвердит, что произведение никогда не отвечает замыслу творца. Искусство всегда недотягивает, художник не способен дать избавление от жизненного краха и, более того, сам обречен на двойной крах.

Когда вернулась Джейн, Алиса тщательно складывала газету, чтобы запастись чтением для воскресного ужина, состоящего из яйца вкрутую. Что удивительно: с возрастом тщеславие из порока превращается, можно сказать, в свою противоположность — во внутреннюю потребность.

Быстрый переход