Loading...
Изменить размер шрифта - +
И тут малиновка рассмотрела его хорошо.

Ну и чучело! Сзади — совершенный таракан, даже крылья по-тараканьему сложены — одно на другое к тараканьему туловищу спереди приставлена длинная тощая зеленая палка, и на ней не то лапы, не то пилы складные, как перочинные ножи, и с крючьями на концах. Пилы широко раскрылись, чтобы ухватить зеленого беглеца, и чуть-чуть не поспели.

Маленькая треугольная головка вдруг строго оглянулась через плечо, прямо на малиновку. Та даже попятилась на своей ветке: где ж это видано, чтобы насекомое — и вдруг оглядывалось!

Конечно, может, оно и вкусное, наверно даже… да вот эти крючья… как-то не нравятся… Не стоит связываться!

И малиновка, распустив крылышки, порхнула с ветки за яркой желтой бабочкой.

А зеленое чучело помахало в воздухе страшными крючками и медленно их сложило: все равно уж сбежал, не поймаешь.

Беглец еле отдышался, прижавшись внизу под листком травы. Он был меньше и тоньше того, наверху. Так, впрочем, ему и полагалось, потому что это был он, богомол, а ловила его она, богомолка.

Зачем? Ну просто, чтобы съесть его целиком, оставив разве ножки. Это у богомолов уж так заведено: зазевался — и попал на зубок к собственной супруге.

На этот раз зазевалась она и была этим очень раздражена. Она несколько раз открыла и закрыла свои страшные пилы (передние ножки), как будто прислушивалась, склонив голову набок, наконец успокоилась и, высоко подняв переднюю тощую часть тела, прижала пилы к груди. Так иногда люди, молясь богу, прижимают к груди руки. За что насекомых этих и назвал кто-то в старину «богомолами».

Малиновка вернулась на яблоню. Бабочку она поймала и теперь с любопытством продолжала наблюдать за богомолкой. Птичка не сразу ее опять заметила: зеленая, тонкая, спереди совсем как веточка.

Не заметила ее и большая серая муха. Она спокойно опустилась на листок, как вдруг зеленые крючья открылись, взмахнули, опять сомкнулись и крепко защемили несчастную.

— Пип, пип… — сказала малиновка и тихонько подвинулась на ветке. А все же оно, наверное, превкусное, как бы оно там ни называлось. И она нагнулась, прицеливаясь… Но тут богомолка прожевала последний кусочек и опять оглянулась через плечо.

Ее прозрачные крылья вдруг с треском развернулись, окружив ее точно облаком зеленого газа. Она приподнялась на задних ножках, а передние крючья угрожающе вытянулись. Теперь она сделалась не меньше самой малиновки ростом и стояла страшная и вызывающая.

Малиновка не стала ждать конца всех этих жутких, приготовлений — достаточно в саду дичи и без этой неприятной незнакомки. И быстрые крылья унесли ее от опасного места тем охотнее, что в эту минуту под деревом раздались чьи-то шаги.

— Дядя Миша, — закричал взволнованный детский голос, — смотри, как это называется?

Острая мордочка опустилась вниз: о, тут враг покрупнее, взмахом газовых крылышек не отделаешься. И, сложив крылья, богомолка попробовала юркнуть по ветке туда, где листья погуще.

Не тут-то было: быстрые маленькие пальцы схватили ее. и стиснули. Но еще быстрее она захватила один из пальцев своими крючьями и сдавила его. Мальчик вскрикнул, взмахнул рукой, и богомолка, мелькнув в воздухе, свалилась прямо в густую траву между деревьями.

— Что же ты отпустил ее? — вскричал дядя Миша. — Такая громадная, толстая, эх ты!

Тебе-то хорошо говорить, — со слезами отвечал мальчик и показал палец с глубокой царапиной. — Что!

Не больно?

— Конечно, пустяки! — отвечал дядя Миша и проворно опустился на колени. — Давай искать, может, еще найдем ее.

Но зеленое длинное тело богомолки было нелегко найти среди длинных травинок. Охотники поискали и ушли разочарованные, а богомолка к вечеру опять взобралась на ту же ветку яблони.

Быстрый переход