Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Чудовища, вырванные из глубин Океана – чтобы бессмысленно погибнуть в дюймах от лица… человека? От лица чудовища, вырванного из глубин Космоса. Потребовалось большое усилие, чтобы стряхнуть с себя наваждение и продолжить разговор.

– Да перестань ты ерунду городить. Скажи мне правду. Правду. Это приказ.

Долгое, напряженное, как струна, молчание. Не зная повадок чемодана, можно было бы подумать, что он уже не ответит.

– Если бы я мог исполнить любое свое желание… Механический голос звучал боязливо. Боязливо? Нет, скорее застенчиво.

  … я бы начал самостоятельную жизнь. Тихую, спокойную. Нашел бы себе место, где нет людей, чтобы не нужно было выполнять их приказы. Чтобы не нужно было принимать человеческую форму, рассуждать как человек, говорить человеческим языком. Не знаю уж точно, кем бы я стал – но я стал бы самим собой.

– Ну и куда бы ты направился?

– Я бы… я бы устроился на дне Океана. В какой‑нибудь впадине. – Чемодан говорил, запинаясь, медленно и неуверенно. Было видно, что прежде он о таком даже и не помышлял. – Там есть рудные залежи, почти нетронутые. И выходы вулканического тепла, так что энергия тоже будет. И там нет никакой разумной жизни. Я бы оставил сушу и космос людям. А континентальный шельф – оборотням… то есть, конечно, если оборотни еще живы.

– Скучно тебе будет. Одиноко.

– Я бы построил других, по своему образу и подобию. Стал бы родоначальником новой расы.

Чиновник представил себе тайную цивилизацию механизмов, деловито снующих по океанскому дну. Унылые, неосвещенные – чтобы не выдавать себя – металлические города, крепкие, простейших форм постройки, способные выдержать сокрушающее давление нескольких миль воды.

– Тоскливая у вас там будет жизнь. Я бы лично выбрал что‑нибудь поинтереснее.

– Я получу свободу.

– Свобода. – Чиновник вздохнул. – Что есть свобода?

Мир беззвучно изменился, на город обрушилась очередная волна. Затем волна схлынула, и все стало по‑прежнему. Яркий солнечный свет сменился зеленоватым полумраком, начал быстро темнеть, дошел до почти чернильной тьмы, затем процесс пошел в обратном порядке. Наружный мир пребывал в хаосе и смятении. Умирающие существа, существа живые, и нет над ними власти, никакой, ничьей. И ничто в мире не имеет никакого значения.

– А, ну ладно, – небрежно сказал чиновник. – Вот закончится вся эта катавасия, и я тебя отпущу.

– Церебральный сигнал хиленький, издалека его не поймаешь, так что ты сможешь смотреть моими глазами всего несколько минут. Плыви по возможности прямо, так будет меньше искажений восприятия. Вблизи поверхности можно ориентиреваться по отраженным от Арарата волнам.

– Знаю.

Чиновник понимал, что должен сейчас что‑то такое сказать, вот только что? Какие‑нибудь основные заповеди новой цивилизации, которую вознамерился построить этот нахалюга.

– Будь милосерден… – начал он и тут же запнулся.

Ладно, попробуем иначе.

– И не оставайтесь там навсегда – ты и твой народ. Пообживетесь, почувствуете себя увереннее – вылезайте наверх, попробуем подружиться. Разумные существа заслуживают лучшей участи, чем прятаться всю жизнь в каком‑то там темном углу.

– А если нам нравится на дне?

– Ну, если так, то конечно… – Чиновник осекся на полуслове. – Ты ведь шутишь, да? Смеешься надо мной?

– Да, смеюсь, – согласился чемодан. – Прости, если обидел. Я, начальник, всегда относился к тебе со всем уважением, да ты и сам это знаешь. Но не нужно ломать тут комедию, не подходит тебе роль Господа Бога, не подходит, и все тут.

Быстрый переход
Мы в Instagram