Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
., то СЕГОДНЯ... Я только не знаю... Конечно, если ты думаешь, что ты успеешь сделать вовремя все приготовления.

     Смит ликовал. Теплая волна радости ударила ему в голову.

     - Повтори еще раз, дорогая, - настаивал он, не скрывая своего торжества. - Скажи «да» и сделай меня счастливейшим из смертных.

     Язык его с трудом поворачивался во рту, однако он не придал этому значения. Луиза покорно опустила голову:

     - Как хочешь, Рольф.

     Он поднялся. Она позволила ему поцеловать свою бледную, увядшую щеку.

     - Мы скоро уйдем отсюда, - сказал он. - Ты разрешишь мне на минутку выйти, дорогая?

     Он дождался ее «Конечно, Рольф» и поспешил в дальний конец залы, оставляя следы на густом слое пыли.

     В ее глазах он прочел покорность, теперь он сделает с ней все, что захочет. Если ему доставит удовольствие ударить ее, оскорбить, он сделает это, но не сейчас, потом - когда-нибудь. Конечно, он не будет с нею слишком грубым, все-таки последний человек на Земле. В конце концов, она может родить ему дочь.

     Он открыл дверь в уборную, ступил на кафельный пол и застыл, балансируя на дрожащих ногах, вытянутый и беспомощный. Паника стянула гортань, когда он попытался повернуть голову и не смог. Новый приступ! Он хотел кричать и не мог разжать челюсти. За спиной медленно закрывалась дверь. На ней не было ни защелки, ни замка, но он знал, что она закрывается НАВСЕГДА - снаружи на двери висела предупреждающая табличка:

     КОМНАТА ДЛЯ МУЖЧИН

 

На кушетке ворочался и стонал человек. Его голова но самые уши была покрыта яйцевидным каркасом. Из каркаса выходил пучок изолированных проводов, стекавшихся к контрольному табло, установленному в ногах у пациента.

- Нет! - закричал мужчина. Потом забормотал, расслабленные черты его лица исказились словно от боли. II вдруг: - Я и не думал!.. Нет! Не надо!.. - Он снова забормотал, попытался привстать, жилы у него на шее сильно напряглись. Ну пожалуйста, - произнес он, и слезы показались у него на глазах.

Врач склонился к мужчине и шепнул ему на ухо:

- Вы сейчас уйдете отсюда. Вот сию минуту.

Пациент успокоился и, казалось, заснул. Слеза медленно ползла по его щеке. Врач встал, кивнул технику, стоявшему у табло, и тот, прежде чем вырубить ток, медленно перевел стрелку реостата на ноль.

- Хорошая работа, - тихо сказал врач.

Техник кивнул, улыбнулся, почесал себе ногу.

- Испытаем его завтра?

Врач писал.

- Ага. Пока что не скажу наверняка, но, кажется, мы из него сделаем человека.

...Олфи Странк сидел на жестком стуле и, уставившись в пустоту, ритмично зевал. Брат пошел в холл за доктором и велел ему подождать здесь. Олфи казалось, что с тех пор прошла целая вечность.

Было тихо. Комната, где он сидел, почти совсем пуста: его стул да два столика с книгами. В комнате две двери: одна, открытая, вела наружу, в длинный пустой коридор. Там, в коридоре, тоже двери, но все они закрыты, а в самом конце коридора находилась еще одна дверь, теперь тоже закрытая. Но Олфи помнил, как громко она захлопнулась за его братом.

Олфи чувствовал себя в полном одиночестве и в безопасности. Вдруг он уловил какой-то звук, какое-то движение, и мгновенно, не размышляя, повернулся в ту сторону. За второй, чуть приоткрытой теперь дверью его комнаты кто-то был.

Очень осторожно он встал. На цыпочках подошел к двери, заглянул в щель. Сначала он ничего не увидел. Но опять раздались шаги, и перед ним промелькнула голубая юбка в цветочках, белый свитер и блестящие рыжие волосы.

Тихонечко Олфи расширил щелку. Сердце ускорило свой бег, стало трудно дышать. Он видел уже всю комнату. Кушетку. Девочка теперь сидела на ней, держа на коленях раскрытую книгу.

Быстрый переход
Мы в Instagram