Изменить размер шрифта - +
  Иногда  посидеть  да  помолчать бывает  полезнее,  чем  стрелять  и
сражаться. Особняк, в который мы тебя посылаем, принадлежал Борецкой, важной
петербургской барыне.  Живет она в  нем и сейчас.  Были у нее и поместья,  и
деньги в банках, и я даже понять не могу, как она за границу не убежала. Или
не успела,  или понадеялась, что большевики долго не продержатся. Особняк ее
национализирован,   но  дело  в  том,   что  в  особняке  Борецкой  хранится
замечательная коллекция фарфора. После войны устроим мы в ее особняке музей,
будем для рабочих и крестьян посуду по этим образцам делать,  а пока имеется
у  нее охранная грамота от Музейного управления,  и  числится Борецкая,  так
сказать, надзирательницей над фарфором.
     Слушаю я Коврова и ничего не понимаю
     - Ну а я тут при чем?
     - Ты,  - продолжает Ковров, - поселишься у нее. Квартира большая, авось
найдется для тебя комната.  Подозрителен нам ее дом, понимаешь? Давно за ним
наблюдаем.  Ни в чем она не замечена, не уличена, но... Надо, чтобы там свой
человек поселился.  Объясни ей,  что, мол, ранен был, демобилизован, вышел в
отставку, поправляюсь, живу на пенсию, вас беспокоить не буду.
     - А дальше?
     - А дальше ничего.  Живи и живи.  Из дому выходи пореже, со старухой не
ссорься, а покажется что-нибудь подозрительным - приходи. Понятно?
     Понимать,  конечно,  особенно нечего было,  но не понравилась мне такая
работа.
     - А нельзя ли, - говорю, - все-таки на фронт?
     Ковров только головой покачал.
     - Дисциплина, брат, - подчиняйся и не огорчайся.


II

     Пришлось подчиниться.  Взял ордер,  пошел на  Фонтанку.  Дом  как  дом,
поместительный, красивый, - подходящий дом Дверь высокая, резная.
     Позвонил.  Открывает дверь  старушка,  глядит на  меня  через  цепочку.
Седенькая  такая,   в   черном  платье  и,   несмотря  на   голодное  время,
довольно-таки полная.  Волосы назад зачесаны и  на затылке пучком закручены.
По моим тогдашним понятиям она мне больше на купчиху похожей показалась, чем
на важную барыню.
     - Мне, - говорю, - гражданку Борецкую надо.
     - Я и есть Борецкая, - отвечает она. - Что вам: от меня, матросик?
     А в матросики я попал за свой бушлат. Уезжая из Москвы, получил я ордер
на обмундирование,  а на складе ничего,  кроме бушлатов, не оказалось. Так и
пришлось мне вырядиться матросом, хоть и не был я никогда моряком.
     Подаю ордер.
     - Вот, - говорю, - послали до вашего дома...
     - А известно ли вам, матросик, - говорит мне эта бывшая владелица дома,
- что у меня охранная грамота на всю жилищную площадь имеется?
     - Известно,  бабушка,  -  говорю,  -  только куда же мне сейчас вечером
деваться, жилищный отдел закрыт, а знакомых в городе не имеется?
     - Где же вы, матросик, служите? - спрашивает она меня.
     - Нигде не  служу,  -  объясняю я  ей,  -  я  по инвалидности на пенсию
переведен и прибыл сюда на поправку.
Быстрый переход
Мы в Instagram