Loading...
Изменить размер шрифта - +

– Второй, – заметила Туи, и ее зрачки вдруг сузились в щелочки. – Ты кричишь две вахты назад. Туи слышала. Доктор Тау говорит: “Туи, делай работу”. Ты думаешь, плохой сон от плохой еды?

– Нет.

Этот голос прозвучал с другого конца коридора: доктор Крейг Тау, старший из вновь набранного экипажа.

– Извините. – Красивое лицо Али свело напряжением. Дэйн кожей чувствовал, до чего его коллеге все это неприятно. Али был не из тех, кто любит делиться эмоциями, тем более подробностями личной жизни. – Кажется, я приобрел способность превращать кошмары детства в цветные видеосны. Интересно, не причитается ли мне с вас плата за трансляцию?

Тау слабо улыбнулся и ответил:

– Прошу вас четверых присоединиться ко мне в кают‑компании через.., десять минут. Настало, кажется, время, для разговора, который уже давно назрел. Туи, отчего бы тебе пока не приземлиться в ходовой рубке? Мы тебе потом все расскажем.

Маленькая ригелианская полукровка кивнула и засмеялась.

– Что смешного? – спросил Дэйн. Туи слегка подпрыгнула; ее голубая, причудливо чешуйчатая кожа лоснилась здоровьем.

– Приземлиться в ходовой рубке? Я там приземляюсь? Течения космоса меня приземляют!

Она смеялась сквозь зубы шипящим смехом – попытки Дэйна объяснить ей, что Али умеет настраивать двигатели, чтобы они “пропускали сквозь себя” гиперпространство, создавая псевдогравитацию, особого успеха не имели.

Гребень ее чуть опустился, когда она добавила:

– Скоро выход! Настоящее свободное падение до входа в гравитационный колодец!

Дэйн отметил слово “вход”. Не “спуск”. Он подозревал, что она все еще слабо представляет себе понятия “верх” и “низ”. На уровне разума она понимала это хорошо, но не понимала физически, несмотря на свою фантастическую адаптабельность. Но Дэйн не сказал ничего. Время покажет. И он не знал, что нужно объяснять, а в чем предоставить дело опыту.

Туи минуту на него смотрела, потом ее гребень снова встал дыбом, она побежала вприпрыжку по коридору и скрылась. Кошки за ней.

Тау не ждал ответа. Он вернулся в свою каюту, и до Дэйна донеслось шипение закрывающейся двери.

Оставшиеся переглянулись, пожали плечами, и Дэйн сказал:

– Что бы оно ни было, а может подождать, пока примем душ и выпьем чего‑нибудь горячего. Али кивнул и тоже скрылся в своей каюте. Джаспер посмотрел ему вслед и произнес:

– Я лучше пойду закончу работу.

И скрылся в направлении отсека двигателей.

Скоро свободное падение.

Дэйн вернулся в свою кабину, размышляя, не под влиянием ли Туи они стали в свободном падении пользоваться поручнями, стенами и палубой вместо магнитных подковок, как привыкли за много лет на “Королеве Солнца”.

Сунув грязный мундир в щель приема стирки, он посмотрел на часы. Еще осталась половина периода отдыха. Кажется, ему не придется спать, пока Рип и Джаспер не сменятся с вахты, и не придется заступать ему с Али, но это его не волновало. Если не считать странных снов Али, пер вый рейс “Северной звезды” проходил без особых событий. Много напряженной работы, но это не было неожиданным. У Рипа еще один день дежурства по камбузу, потом наступит очередь Дэйна. Там можно будет подремать, если надо.

Он быстро принял горячий душ, натянул чистую форму и пошел в кают‑компанию, соединенную с, камбузом.

Остальные трое подошли примерно в то же время. Влажные черные волосы Али были зализаны назад, красивое лицо чуть потемнело. Он рухнул в привинченное кресло, насмешливо улыбаясь.

– Крейг, если это будет мужской разговор типа “поговорим, ребята, о прошлом”, я бы лучше доспал, пока свободен.

Врач, который служил на “Королеве Солнца” дольше, чем Дэйн, был Вольным Торговцем, сохранял невозмутимый вид.

Быстрый переход