Изменить размер шрифта - +
Добавим, что в свои тридцать он уже был начальником стражи в Шато-д’Оре и слыл умелым и опытным бойцом, а сын его стал латником под командой отца. И самое главное: Теодор к тому времени перерос жену на целую голову — так что супруги поменялись ролями.

А что же сталось с замком Шато-д’Ор? Давайте подумаем… В годы Столетней войны его дважды штурмовали. Обстрелу он первый раз подвергся уже при короле Генрихе Четвертом, а второй раз — при Людовике Тринадцатом. Во времена Людовика Четырнадцатого его перестроили в духе эпохи. В 1870 г. замок взяли пруссаки и переименовали в Гольденбург, поскольку хроники, найденные в монастыре Сен-Жозеф, утверждали, что именно так его называли во времена Ульриха де Шато-д’Ора. Об этом было написано на кухонной латыни четырнадцатого века — полуграмотным писакой, который назвал сие место… «Цитодаурус» (или что-то вроде этого). Впрочем, Ульрих тоже иногда утверждал, что он германец, хотя был франком по происхождению. Однако через сорок девять лет французы вернулись, чтобы вновь уйти через двадцать один год. В 1944 г. в Шато-д’Оре находился бомбовый склад вермахта. Партизаны навели на него бомбардировщики союзников, и десять «В-17» вывалили на древнюю обитель Шато-д’Оров несколько десятков бомб. Шарахнуло так, что от замка остались лишь ворота, выходившие на дорогу, и часть полуразрушенной стены. После войны эти ворота стояли лет двадцать в полном забвении, пока один турист из Техаса не заметил их и не предложил местной коммуне сто тысяч долларов. Коммуна продала ворота, а на вырученные деньги открыла в коммунальном центре (где-то в районе прежнего Визенфурта) библиотеку современной литературы. Техасец, разобрав ворота и стену (по камешку), перевез остатки замка в пустынный район своего родного штата, где провел отличную дорогу, построил отель, мотель и, разумеется, бордель для комплексного прожигания жизни; затем перестроил замок, вернее, выстроил заново. Сюда же были доставлены разного рода реликвии, найденные в руинах Шато-д’Ора. Откапывая из семивекового небытия ржавые мечи, кольчуги, битую посуду и иное добро, янки не поскупились на доллары… Сейчас, например, подлинный меч мессира Ульриха, графа де Шато-д’Ора висит под стеклом с примечанием: «Этим мечом наверняка кого-нибудь зарубили». Лук Андреа удостоился еще большей чести: его отреставрировали, натянули на него тетиву и дали в руки пластиковой девице, выполненной в натуральную величину, разумеется, совершенно обнаженной. Эта девица, подсвеченная изнутри разноцветными лампочками, целится с колена в огромное алое сердце с белой надписью «Ай лав ю». Эта высокохудожественная композиция стоит в дискотеке борделя и, естественно, мигает в такт музыке. В кольчуге Марко щеголяет чучело гориллы, которое стоит у входа в мотель. В лапищах у гориллы плакат с надписью «Добро пожаловать!».

А как дела на старом месте? А там тоже все прекрасно. Шато-д’орскую скалу уже на три четверти перемололи в щебень. Карьер очень удобный, камень хороший, река позволяет дешево транспортировать щебенку…

«Конца никогда не будет! Все будет всегда, и мы будем всегда!» — справедливые слова.

Быстрый переход