Изменить размер шрифта - +
Зато сюда вполне мог проник-нуть один из великих волшебников. Белые маги очень бы хотели

разрушить Врата, а Черные ма-ги – открыть их! Они легко могут принять любой облик: и старика, и ребенка, и прекрасной женщины. Страж

предупрежден об этом. Мировая гармония состоит в единстве Света и Тьмы, в равновесии между Добром и Злом. Страж отвечает за то, чтобы это

равновесие на Земле никогда не было бы нарушено!»
«Выходит, как только мы выйдем из леса, страж тотчас нападет на нас?»
«Да, он обязан это сделать. Но отец рассказал, как остановить его. Мы должны объяснить, что хотим всего лишь помочь ему закрыть створки Врат еще

плотнее. Когда Пакир узнает, что мы закрыли Врата Тьмы, то он, быть может, откажется от мысли напасть на Мир Облаков».
Аларм в сомнении покачал головой, но спорить не стал. Не обращая внимания на колышу-щиеся языки черного тумана, он торопливо зашагал вперед. «А

ведь без меня принц не смог бы проделать этот путь, – вдруг подумал он. – Ему нужен был именно такой помощник, как я, вы-росший в вечной мгле

Пещеры, не боящийся ни холода, ни тьмы! Странно… Неужто именно я помог Баккару закрыть Врата Тьмы сейчас, за тысячи веков до моего рождения?»
Эта мысль ошеломила Белого рыцаря. Но вскоре он вышел из мертвого леса и забыл обо всем на свете.
Он стоял на краю огромной поляны. В центре ее высоко в серое небо уходила черная арка с двумя громадными створками, украшенными надписями на

незнакомом Аларму языке и барельефами из сотен небольших металлических фигурок. Казалось, на Вратах были изображены какие-то важные исторические

события. В нескольких местах на железных плитах виднелись небольшие дыры, из которых истекал густой черный туман. Еще больше Тьмы вытекало

сквозь щель между створками – они были неплотно закрыты.
Возле Врат стоял железный великан. На огромной наковальне перед ним лежал черный метеорит. Великан огромным молотом бил по железной глыбе. Глыба

постепенно меняла форму, расплющивалась и разогревалась. Наконец она превратилась в толстый лист раскаленного железа.
Великан отложил в сторону молот, взял лист железа в руки и, подойдя к Вратам, приложил его к одной из самых больших дыр. Некоторое время лист

остывал. Но вот он как следует приварился к створке, и великан с удовлетворенным вздохом отошел в сторону.
В этот момент створка вздрогнула, словно кто-то нанес по ней сильный удар изнутри. Же-лезный лист отлетел в сторону, и из дыры появился длинный

черный коготь.
Зарычав от ярости, великан схватил молот, с силой ударил по когтю, и тот, отломившись, со звоном отлетел в сторону.
– Проклятые крысы… – пророкотал великан. – Покою от них нет!
 
Вздохнув, он бросил на наковальню еще один железный метеорит и приготовился ковать очередной лист железа. Но вдруг застыл с поднятым над головой

молотом.
– Кто-то здесь есть, – сказал он. – Давно мне не приходилось видеть людей… Эй ты, чего прячешься? Выходи, все равно от меня не убежишь!
Аларм вышел из-за дерева. Юный рудокоп озадаченно смотрел на металлического гиганта. Разумеется, он никогда не видел стража Врат Тьмы. И тем не

менее он казался юноше на удив-ление знакомым. Где-то Аларм уже видел эти плоские ступни, широкие металлические плечи, круглую золотистую голову

с довольно добродушным лицом и шишковатым носом, коническую шапку… Но где же он мог видеть такого механического человека? Страж был решительно

не похож на Дровосека. А других железных людей в Волшебной стране вроде бы не было…
Страж нахмурился, пристально разглядывая Аларма.
– Напрасно ты пришел сюда, парень, – пророкотал он.
Быстрый переход
Мы в Instagram