Loading...
Изменить размер шрифта - +
В "Маслине", Светка рассказывала, теперь круто, или в "Кофеек" завалим, там такой штрудель подают, пальчики оближешь. Парней посимпатичнее подцепим, или ты Димке, а я Максу звякну и вместе в киношку наладимся. С Крузом боевичок, новый только со среды в прокат запустили. Тебе ж еще с "Интервью" Томчик нравился! Пошли, ты чего-то в последнее время сама не своя! А-а-а! Знаю! Ты книжку обдумывала да на мне, как на кошечках, проверить вздумала. Только я тебе еще посоветую, побольше, да поподробнее о любви напиши! Знаешь, классно будет, если в эту девицу не только вор, но еще эльфийский князь и телохранитель влюбятся!

    -  Выйдет настоящее пособие по групповому сексу, - мрачно подытожила я, зная тягу подружки к чтиву позабойнее со вкусом клубнички, вроде творений Лорел Г. Уже ни на что не рассчитывая, я спросила снова:

    -  Значит, не веришь?

    -  Не-а, но выдумано здорово! - одобрила Галка. - А если хочешь, чтоб верили, надо не за фантастику, а за детективы браться. Верное дело! Вон какими тиражами Донцова, Устинова да Полякова выходят! А ты глупее что ль?

    Спорить, доказывать и настаивать на своем только для того, чтобы убедить трезвомыслящую подруженьку, что Ксюха окончательно съехала с катушек и все глубже и безнадежнее погружается в мир иллюзий, я не стала. Забила на откровенность с Галкой и ни о чем потустороннем больше не болтала. Зачем? Честно сказать, мне не нужна была чужая вера, мне требовалось вернуться назад, и сочувственные охи-вздохи этому нисколько не способствовали. Но самым хреновым было то, что ничто и никто другой мне тоже не могли помочь. От осознания этого факта хотелось выть волчицей и крушить все подряд, как Кинг Конг. Я чувствовала себя попугайчиком Кешей из мультика в тот самый момент, когда его, вольную птицу, засадили в клетку под замок, и бедолаге осталось только трясти прутья и вопить: "Свободу попугаям!"

    Я тоже пыталась орать на потолок, стены и пол, тщетно упрашивая и матеря те создания, благодаря коим состоялось мое путешествие, но отозвались только соседи снизу звучным концертом по батарее, настойчиво предлагавшим мне поумерить пыл. Я даже сходила к экстрасенсу, но едва тот заладил про венец безбрачия и сглаз, плюнула жулику в глаза и ушла, громко хлопнув дверью. Больше у "знатоков" тонкого мира спасения не искала, зато самостоятельно облазила все считающиеся аномальными места в нашем городе и пригороде. Список включил в себя:

    -  три кладбища (там на меня смотрели с сочувственным подозрением, как на потенциальную самоубийцу, пришлось вешать лапшу о поисках могилки прабабушки),

    -  пещеры в Алесинке (где я промочила ноги и перемазалась как поросенок в апрельской грязи, но не нашла ничего, кроме насморка),

    -  круг камней на окраине парка, то ли остатки чего-то и в самом деле древнего, то ли остов долгостроя, где по слухам любили тусоваться неприкаянные души, семафоря случайным прохожим неясными огнями. Там я напоролась на развеселую ораву старших школьников, отмечавших какое-то событие с пением под гитару и пивом. Вырваться удалось только после посошковой.

    Во всех этих местах я пыталась использовать собственноручно составленное из рун заклятье открытия врат между мирами и перемещения, тщательно вырисованное на листке формата А4. Ясен пень, ничего не вышло! Последним актом отчаяния стало художественное оформление в рунном стиле напольного зеркала в прихожей. Масляной краской провонял весь коридор, эффект же, не считая восторженного вопля Галки "Я хочу такое же! Только красным! Когда нарисуешь?", опять оказался равен нулю.

    Сны мои были смутны и полны той же тоски, что и явь, только гораздо острее, потому что снилось мне, как зовут меня Лакс, Фаль и Кейр, как отчаянно, будто плача, ржет Дэлькор…

    Честно признаться, на меня стала накатывать не только тоска, с каждым днем становившаяся все острее, но и безнадежное отчаяние от черной мысли: "А что если я больше никогда не смогу вернуться?".

Быстрый переход