Loading...
Изменить размер шрифта - +
Оттуда им доставляли еду и присылали горничных для уборки в доме, который они снимали каждый год. – Я люблю кататься с Джейсоном, папа.

Он положил перед ней остальную еду из заказа: яичницу с беконом и огромный тост.

– Мне все не съесть, – скривилась она.

Лили, с ее стройной спортивной фигурой, была в великолепной физической форме. Такая же красивая, как и ее мать, с лавандовой голубизны глазами, темными волосами, нежной кожей, она улыбалась широко, как отец. Он был блондином и выглядел моложе своих лет. Жениться еще раз ему и в голову не приходило – пока Лили жила с ним, дома. Правда, последние два года он встречался с одной женщиной. Пенни азартно делала карьеру, о замужестве не беспокоилась и оставалась бездетной. Она много разъезжала по делам своей рекламной фирмы, и ей некогда было задумываться над тем, что для Билла самая важная женщина – Лили, что больше всего внимания он уделяет дочери и кем-либо еще почти не интересуется. Билл и Пенни словно заключили негласное соглашение, которое прекрасно устраивало их обоих. Когда они оказывались в одном городе и не были слишком заняты, то проводили вместе вечер, а потом снова каждый жил своей жизнью. Ни один из них не требовал от другого большего. Когда же им случалось быть вместе, они неплохо ладили.

Рыжеволосая Пенни была очень привлекательной эффектной женщиной, к тому же тщательно заботилась о своей внешности, частенько прибегая к услугам косметолога. Биллу доставляло удовольствие выходить куда-либо с ней под руку. Он был старшее ее, но не настолько, чтобы выглядеть глупо, когда появлялся с ней на людях.

Они даже ухитрялись кое-куда вместе выезжать, обычно на курорты, которые она сама рекламировала, так что могла при этом убить двух зайцев. Он никогда не заводил с ней речи о будущем и сам ничего не планировал. Она же казалась вполне независимой женщиной, не стремившейся к совместной жизни ни с ним, ни с кем-либо еще. Ей шел сорок третий год. Угрозы для Лили она не представляла и потому ей нравилась. Отец не рассказывал дочери о своей личной жизни, а в длительные поездки они всегда отправлялись вдвоем, как и на этот раз. Пока они катались на лыжах в Скво, Пенни открывала где-то новый курорт, и приглашения втроем провести зимние каникулы ей от Билла никогда не поступало. Он любил проводить свободное время с дочерью – ведь в другие дни она обычно училась в школе, общалась с друзьями и занималась спортом. Он опасался ее отъезда в далекий университет и уговаривал поступить в какой-нибудь поближе к Денверу. Лили, однако, намеревалась отправиться на северо-восточное побережье, и по результатам экзаменов ей хватало баллов для поступления в престижное учебное заведение.

– Все-таки стоит ли выходить из дома сегодня? Ты уверена? – спросил он, когда она съела яичницу и заканчивала разбираться с беконом.

– Гору наверняка скоро закроют. Хочу до того спуститься столько раз, сколько успею, – сказала она и поднялась, чтобы идти одеваться.

– Если снегопад усилится, лучше вернись, – напомнил ей он. Восхищаясь ее спортивным мастерством и ответственностью, он не желал, чтобы она рисковала в такую отвратительную погоду. Но она была умненькой девочкой.

– Я все знаю, папа. – Она ослепительно улыбнулась ему через плечо. – Не беспокойся, все у нас будет в порядке. Лучше Джейсона никто здесь гору не знает.

Билл нанял его несколько лет назад отчасти именно поэтому. Он хотел, чтобы Лили получала от лыж удовольствие, но больше всего заботился о ее безопасности. Он потерял ее мать и не хотел лишиться и дочери. Мать Лили ночью превысила скорость на обледенелой дороге в Денвере и погибла в двадцать пять лет, и Билл остался вдовцом с трехлетней девочкой. Он оберегал Лили, словно хрустальную вазу.

Через десять минут она вернулась в свитере, лыжных брюках и сапожках, с курткой-олимпийкой и шлемом в руке.

Быстрый переход