Изменить размер шрифта - +
 – Но это срочно. Вы меня поблагодарите.

Он вывернул руль вправо, в последний момент уходя в поворот.

– Нет, – вздохнул Касс. – Я – нет.

 

Вот бы мне его спокойствие.

Стал виден последний отрезок пути – ведущая к штабу Масса пыльная дорога, до нее оставалось еще ярдов сто. Торквин резко свернул на покрытую гравием дорогу. Машина запрыгала на рытвинах, и мне пришлось поднять руки над головой, чтобы смягчить удары о крышу. Торквин нажал на тормоза, и мы остановились в облаке пустынной пыли.

Стоило нам выйти, как на горизонте показались три джипа, направляющихся в нашу сторону. Мобильный Торквина запищал.

– Стой – мы поэтому должны тебя благодарить? – сообразила Эли. – Ты вызвал подкрепление?

– Я думал, мы хотим застать Масса врасплох, – заметил Касс.

– Димитриос умный и сильный, – сказал Танк, открывая багажник. – Нужно быть умнее и сильнее.

Эли достала оттуда три небольших рюкзака, набитых разными полезными штуками – фонариками, сигнальными ракетами и дротиками со снотворным. Я быстро закинул свой за спину.

Перед нами из земли поднималась маленькая лачужка, жестоко погнутая с одной стороны. Вход в штаб Масса выглядел как жалкая сараюшка, но она вела в неизвестную археологам нераскопанную пирамиду. Глубоко в высохшей земле ветвилась широкая сеть связанных между собой современных тренировочных залов, лабораторий, жилых помещений, кабинетов и огромного центра управления. Некоторые туннели и комнаты были вырыты еще в древние времена – ради восхваления Ка, духа умершего фараона. Чтобы обеспечить этот самый дух комфортными условиями, когда тому вздумается посетить мир живых.

Сейчас же единственный обитавший там дух представлял собой воплощение чистого зла Масса.

– Пойдемте, – позвала Эли и, первой подбежав к лачужке, схватилась за дверную ручку.

Одним быстрым движением она распахнула дверь настежь.

– Какого… – удивился Касс.

– Не заперто? – поразился я, уставившись в скрывающуюся за порогом черноту. – Странно.

Мы с Эли посмотрели на уходящие вниз бетонные ступени. Проход дохнул жаром. По моим же воспоминаниям, здесь было холодно. В конце лестницы с потолка на проводе болталась одинокая лампочка.

– Так тихо, – сказал Касс.

– Что теперь? – спросила Эли.

Откуда-то сверху донесся тихий унылый писк. В темноте вспыхнула пара глаз и, дергаясь из стороны в сторону, двинулась прямо на нас.

– Пригнитесь! – крикнул я.

Мы упали на землю, а над нашими головами, истерично пища, пронеслась летучая мышь. Торквин хлестнул рукой, поймав пушистое создание прямо в воздухе. Оно забилось и завизжало, но вырваться из огромной ладони было невозможно.

– Отлично идет жареной в сухарях с сальсой из манго, – сказал он.

У Эли от ужаса схлынула с лица краска.

– Поверить не могу, насколько это гадко!

Торквин нахмурился и с неохотой отпустил зверька.

– Вообще-то… очень даже ничего.

Джипы успели подъехать и остановиться. Из них быстро вылезли мужчины и женщины в повседневной одежде и рассредоточились по округе. У всех у них были чемоданчики, рюкзаки и длинные свертки. Они коротко кивали в нашу сторону, не отводя глаз от Торквина в ожидании дальнейших указаний.

– Они все из «ИК»? – спросила Эли.

– Новая команда, – ответил Торквин. – Собрали после вашего побега.

– Они вооружены! – встревожился Касс. – Это не перебор?

Торквин, нахмурившись так, что его брови сошлись на переносице, кивнул:

– Не для Масса.

Быстрый переход