Loading...
Изменить размер шрифта - +
 – Это не перебор?

Торквин, нахмурившись так, что его брови сошлись на переносице, кивнул:

– Не для Масса.

Он был прав. Пригнувшись, я подошел к входу и лег животом на песок. Медленно высунул голову за порог. Воздух, шедший снизу, отдавал неприятной сладостью: плесенью, сгнившей древесиной и… чем-то еще.

Чем-то напоминающим горящий пластик.

Я вытащил из рюкзака фонарик и посветил вниз. На ступеньках валялись осколки стекла, провода, пустые банки и клочки бумаги.

– Там что-то случилось, – сказал я.

– Нужно подкрепление? – Торквин поднес к губам пальцы, готовясь свистнуть.

– Нет. У Масса повсюду камеры. Они наверняка видели джипы. Если мы пойдем вместе с ребятами из «ИК», они, вероятнее всего, встретят нас с оружием. Это может плохо закончиться.

– То есть… ты хочешь, чтобы туда спустились только мы? – спросил Касс.

– Я пойду один, если придется, – ответил я. – Мне нужно увидеть маму живой. Если она там, внизу, она не позволит, чтобы с нами случилось что-то плохое.

Касс обдумал это секунду, затем кивнул.

– Ляноп, – тихо сказал он. – Я с тобой, Фейсал.

– Я тоже, – подхватила Эли.

– М-м, – согласно замычал Торквин.

– Нет, Торквин, ты не пойдешь, – возразил я. Еще не хватало, чтобы Масса его испугались. – Без обид. Ты нужен здесь. Как… командир отряда «ИК».

Я начал спуск, подсвечивая себе фонариком и стараясь запомнить детали лестницы. За спиной я слышал шаги Эли. И Касса.

– Командир? – прошептала Эли.

– Должен же он был почувствовать собственную важность, – отозвался я.

– А-а-а…пчхи! – чихнул Касс.

– Тсс! – одновременно шикнули мы с Эли.

Внизу лестницы начинался постепенно уходящий вниз коридор, по обеим сторонам которого шли помещения разного назначения. Пока мы крались вперед, я водил фонариком то влево, то вправо. Пол был завален всяким мусором. Свет не горел. Как и охранное освещение.

Я заглянул в первую дверь, на склад. Двери металлических шкафов были распахнуты, а несколько выдвижных ящиков вообще вырваны из пазов. Между ними лежали сломанные настенные часы, стрелки которых замерли на 3.11. Повсюду возвышались горы оберточной бумаги, газет и прочего мусора.

– Что за… – пробормотала Эли.

Касс зашел в зал напротив и подобрал нитку с бусинками. Он тряхнул рукой, и бусины заскользили вверх-вниз.

– Кажется, они называются комболои, – сказал он, прежде чем сунуть их в карман.

Я посветил в зал. Вдоль стен прямоугольником были выстроены столы, еще один, длинный, стоял посередине. С них мертвыми угрями свисали кабели, кресла были опрокинуты, пол завален мусором. Ни компьютеров, ни папок с бумагами – ничего.

– Похоже, люди здесь скорее убегали в спешке, чем готовились к нападению, – заметил я.

– Это невозможно, – протянула Эли, обескураженно качая головой. – Здесь были сотни людей. Целый город.

Ее голос эхом пронесся по пустому коридору. Массарины ушли.

 

Испарились

 

Иначе и быть не могло.

Никто бы не смог очистить столь огромное пространство за столь короткий срок без видимой причины. Они явно что-то замышляли, я был в этом уверен.

– Осторожнее, ребята. – Пригнувшись, я вернулся в коридор.

– Может, стоит связаться с Торквином? – предложила Эли.

Быстрый переход