Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Полицейский вылез из будки и двинулся к перекрестку – точь‑в‑точь вулкан, который нашел, наконец, куда бы извергнуться.

– Эй! – прокричал он пришельцам.

Те по‑прежнему не обращали на него никакого внимания, и только когда он был от них уже в двух ярдах, заметили его, стали подталкивать друг друга локтями, ухмыляться. Полицейский весь побагровел; он принялся бранить их на чем свет стоит, а они продолжали рассматривать его с нескрываемым интересом. Он выхватил из заднего кармана дубинку и двинулся на них. Полицейский хотел было схватить юношу в желтой рубахе, но рука его прошла сквозь него.

Блюститель порядка отступил. Ноздри его раздувались, как у лошади. Стиснув в руке дубинку, он размахнулся и ударил ею по всей компании. Те продолжали смеяться: дубинка свободно прошла сквозь них.

Я готов снять шляпу перед этим полицейским: он не пустился бежать. С минуту он как‑то странно глядел на них, потом повернулся и не спеша направился к будке; все так же спокойно он дал машинам сигнал продолжать путь. Ехавший перед нами только того и ждал. Он рванул с места и прошел сквозь платформу. Она успела уйти от меня, иначе я сам бы ей поддал. Сэлли видела, как платформа, описав дугу, исчезла в стене городского банка.

Когда мы подъехали к намеченному месту, погода заметно испортилась, все вокруг глядело мрачно и совсем не благоприятствовало моим целям, так что мы, покатавшись немножко, повернули обратно и остановились в тихом и уютном ресторанчике у въезда в город. Мне уже почти удалось начать разговор, о котором я мечтал, когда у нашего столика появился – кто бы вы думали? – Джимми.

– Вот встреча! – вскричал он. – Слыхал, Джерри, что случилось сегодня в центре?

– Да мы сами там были, – ответил я.

– Выходит, Джерри, наши с тобой догадки – так, ерунда. А дело‑то покрупней! Это платформа все прояснила. Техника у них куда выше нашей. Знаешь, кто это, по‑моему?

– Марсиане? – предположил я.

Он так и отпрянул, вытаращив глаза.

– Нет, но как ты догадался?! – изумленно спросил он.

– А больше некому, – объяснил я. – Только вот непонятно, зачем марсианам путешествовать под вывеской «Видеорама Пооли», – продолжал я.

– А там было так написано? Я этого не знал, – проговорил Джимми.

И он ушел с унылым видом, успев начисто испортить все, что мне с таким трудом удалось наладить.

Утром в понедельник наша машинистка Анна пришла на работу еще более очумелая, чем всегда.

– Ой, что со мной приключилось, страх!… – затрещала она, едва переступив порог. – Никак не опомнюсь. Я вся была красная как рак.

– Вся‑вся? – заинтересовался Джимми.

Она не потрудилась ему ответить.

– Сижу я в ванне и вот поднимаю глаза – мужчина в зеленой рубашке стоит и смотрит. Ну, я, конечно, закричала.

– Еще бы. Конечно! – поддакнул Джимми. – А дальше что было, или нам нельзя…

– Стоит – и все, – ‑продолжала она. – А потом усмехнулся и ушел… в стену. Ну какой нахал!

– Ужасный! – согласился Джимми. – Так, прямо в открытую, и усмехнулся?

Анна пояснила, что нахальство его заключалось не только в этом.

– Просто сущее безобразие, – говорила ода. – Что ж это будет, если мужчины начнут свободно ходить сквозь стены ванных, где купаются девушки?…

Резонный вопрос, ничего не скажешь.

Тем временем прибыл шеф. Я последовал за ним в кабинет. Видно было, что он чем‑то расстроен.

– Да что ж это творится в этом проклятом городе, Джерри? – сказал он с возмущением.

Быстрый переход
Мы в Instagram