Изменить размер шрифта - +
В руках у него снова был давешний кубок и он протянул его ей, заговорив мягко и как и прошлый раз очень почтительно — Выпейте это, Ирина Аркадьевна Это освежит и взбодрит вас, теперь вы уже вполне отдохнули и наверное пожелаете встать и присоединиться к нам Она послушно приняла протянутый кубок, наполненный каким-то напитком, действительно отличающимся от того, что был прошлый раз. Этот напоминал лимонад, была кисловат и вроде игрист, наподобие шампанского, но вкус был также приятен Она с удовольствием осушила кубок до дна, ощутив вдруг сильную до сухости во рту жажду. Напиток начал действовать на нее мгновенно. Ирэн еще жадно допивала последние капли, скатившиеся со дна кубка, а мысли ее, ужасно сбивчивые и путанные всего несколько минут назад удивительным образом прояснились — Хорошо ли вы чувствуете себя теперь, ваше величество? — из прохладного полумрака обратился к ней почтительный голос одного из ее воинов — Вполне, — отвечала она ему ровно и дружелюбно, как и подобает королеве — Готовы ли вы действовать?

— Готова Но все ли готово у вас?

— Разумеется, иначе, разве посмел бы я нарушить ваш покой?

— Что ж, тогда не станем более терять время — Вы, как всегда правы, ваше величество, время не ждет.

 

 

Пошло уже изрядное количество времени с той минуты, как за ней закрылись створки высоких белых с позолотой дверей его номера в парижском отеле « Де Криойон», любимого им и знакомого, едва ли не как собственный дом, вплоть до каждого гобелена в холле и китайской вазы на каминной полке в гостиной его люкса, а он по-прежнему оставался в состоянии полного смятения и растерянности, до сих пор плохо соображая где находится теперь и что такое произошло с ним в последние несколько часов его жизни Возможно на какого другого человека события приключившиеся с ним и не произвели бы столь сильного впечатления, в конце концов это была конечно необычная весьма и пикантная безусловно до остроты, но всего лишь авантюра, из числа тех, которые случаются в жизни. Но у Дмитрия Николаевича Полякова, сорокалетнего преуспевающего российского предпринимателя, человека абсолютно душевно и физически здорового, неглупого и по-своему образованного был одна не слишком приметная, но существенная весьма особенность Если бы судьбе было угодно распорядиться так, что Дмитрий Поляков жил бы скажем в восемнадцатом или каком другом минувшем веке, и принадлежал бы к дворянскому сословию, то на фамильном гербе его в качестве девиза было бы начертано одно лишь короткое слово — « простота»

Однако помещенный на постоянное жительство в век двадцатый и посему лишенный возможности иметь фамильный греб и делать на нем какие-либо любезные сердцу и уму надписи, он просто почитал простоту и ясность главными факторами, определяющими успешность и благополучие существования в этом мире До сего дня судьба была милостива к нему в этом смысле — все и всегда в жизни его было просто и ясно, а потому, как полагал он и вполне успешно По крайне мере, жизнью своей и тем чего достиг в ней он был доволен Так было с раннего детства Просто и ясно все было в его семье, где сначала единственным и непререкаемым главой был дед, потому что он же был источником номенклатурных благ, которые пользовала вся семья Бабушка была единственной похоже в этом мире слабостью деда, которой он, а значит и вся семья прощала постоянный сумбур мыслей и поступков, до глубокой старости — девическое кокетство, детскую обидчивость и почти младенческие порой капризы Посему он с детства любил находится подле бабушки, обретая тем самым права на некоторую часть ее семейных привилегий Мама была дочерью сурового чекиста и вела себя в этой связи подобающе — была женщиной строгой и собранной, носила короткую стрижку и тяжелые дорогие костюмы, которые почему-то назвали «английскими», хотя шились они, все на одни лад, похожие как две капли воды в специальном ателье для высшего руководства КГБ, услуги которого входили в номенклатурный статус деда Бабушка услугами этого ателье не пользовалась — она упрямо шила свои яркие, нарядные со множеством оборочек, рюшечек, воланчиков и еще каких-то немыслимых украшений платья у модной частной портнихи, это было не очень принято, но бабушке прощалось Мать с золотой медалью закончила школу и с «красным» дипломом исторический факультет МГУ, однако по профессии не проработала и дня — ей определена был комсомольская, а затем партийная карьера В детстве он очень редко видел ее дома — номенклатурным работникам в ту пору должно было подолгу задерживаться на работе и самой яркой деталью в туманном образе матери, отложившимся в его детских воспоминаниях, был маленький алый значок с золотым профилем Ленина на темном лацкане строгого похожего на мужской пиджак жакета.

Быстрый переход