Изменить размер шрифта - +

Зеленые глаза словно подернулись дымкой, но вовсе не алкоголь был тому виной. Раб Амона вспоминал. Забавно, как общение с человеческой девчонкой всколыхнуло эмоции, о существовании которых он, казалось, уже давно забыл. Перебирая в уме события многовековой давности, Андриэль вдруг осознал, что не хочет повернуть время вспять и исправить то, что некогда совершил. Положим, тогда его план увенчался бы успехом. И что? В чем интерес? Сидеть на троне левхойта, бдительно следить за плетущимися вокруг заговорами и скучать? Неужто это можно назвать счастьем?

— Предаешься меланхолии? — квардинг Ада неслышно приземлился на перила балкона и, не спрашивая, взял одиноко стоящий на столике бокал.

— Воспоминаниям, — ответил невозмутимый раб, прикрывая глаза. — Прилетел вершить суд?

— Как обещал, — демон пересел в соседнее кресло и с наслаждением сделал глоток. — Что выберешь? Смерть или разрушение гнезда?

— М-м-м… надо подумать, — лениво протянул объект грядущего возмездия. — Разрушай гнездо — все равно пустует.

— Как скажешь, — гость вытянул длинные ноги и усмехнулся. — Люблю этот бренди. Согревает.

— Да… — Риэль помолчал. — Как она?

— Приказала Фрэйно тебя убить, потом испугалась, — Амон хмыкнул. — Дуреха совестливая. Ты перешел грань. Тогда, в ее спальне.

Ангел хмыкнул, а потом, не удержавшись, рассмеялся.

— Но было забавно! Все эти ее попытки освободиться, ярость! О, Великий Туман, я еле держался, чтобы не расхохотаться в голос! Между прочим, очень сложно одновременно изображать похоть и пытаться не захлебнуться от смеха. Знаешь, а ведь она действительно хочет только тебя — это… странно. Но я рад, несмотря ни на что.

— Я должен был проверить, — пожал плечами квардинг.

— Ну да. А я в очередной раз изобразить затюканного раба, — Риэль встал. — Долго мне еще юродствовать?

— Уже нет. Наш доблестный враг несколько ослабил бдительность. Это ведь он передал Шлецу серьги для Кэсс?

— Да. Я сделал вид, будто не заметил, что этот растяпа их подменил, — обитатель роскошного особняка презрительно скривился. — Амон, полагаю хватит? Мне больше не надо играть роль отвратительного жалкого существа, чтобы ниида не променяла тебя на кого-то другого? К тому же — ты знаешь, она запала мне в душу.

— Послушай…

— Она твоя. Не претендую, — собеседник помолчал. — Пока.

— Давно шрамов не получал? — хмыкнул демон. — Но план удался — теперь я наверняка знаю, что ей не нужен никто, кроме меня. К тому же все уверены, будто ты сломался. Все.

Ангел поднял бокал, насмешливо салютуя.

— Ты добился своего? Она твоя покорная рабыня? — спросил он.

— Непокорная… — квардинг Ада покачал головой, одним глотком осушил бокал и лишь после этого ответил, — мне придется ее отпустить.

— Решил? — ровно спросил Андриэль.

— Да. Я оставлю ее себе, — Амон вкратце пересказал разговор с отцом, и усмехнулся, когда безмятежный обитатель Антара вдруг поперхнулся бренди.

— Как же ты оставишь ее себе?

— Что, по-твоему, мешает мне взять девчонку во второй раз? Думаешь, я так легко её отдам? Не дождетесь, — по спокойному лицу скользнула хищная тень. — Пусть думает, что победил.

— И он поверил?

— Конечно, — гость легко встал, и, опершись на перила, поднял глаза к небу.

Быстрый переход