Изменить размер шрифта - +
Его еще учить и учить. Но собственно именно по этой причине Игорь и разделил пары таким образом. Он с самым неподготовленным. Волк, с уступающим ему Воротом. Ничего более умного Бородин придумать не смог.

Неизвестный тенью скользнул к окну спальни Соболевых. Мелькнул свет фонарика. Электрического, между прочим. Ацетиленовые такого света не дают. Послышался легкий скрип дерева. Скрежетнул металл.

Что за идиотизм? Понятно, что следуя указу князя, у Соболевых, как и у остальных имеется только легкая ограда. От этого никуда не деться. Но все окна первых этажей неизменно имеют глухие ставни. То есть, если есть желание проникнуть в дом, то ломиться именно через окна спальни, затея не из лучших. А то что там именно спальня, догадаться не так чтобы сложно, потому как в Невьянске все дома типовые под тот или иной проект.

Л-ладно. Потом разберется. Игорь тенью скользнул к неизвестному. С другой стороны надвинулся Док. И у него получилось не так тихо. Злоумышленник, а кто же еще-то, оставил в покое окно и ослепив Дока ярким лучом выдернул револьвер. Овчинин даже остановился, вскинув руку к глазам. Бородин различил сухой щелчок взводимого курка. Но к этому моменту он уже набрал скорость, и был рядом.

Приклад БК врезался в основании шеи неизвестного. Тот даже не пикнув сразу же сложился у ног Игоря изломанной куклой. Только капсюльный Кольт брякнул оземь. Местная конструкция ясное дело. Земное оружие тут редкость и стоит дорого. Как впрочем и боеприпасы к нему.

– Док, учись двигаться бесшумно, – выдохнул Игорь.

– Ну, извини. Москва не сразу строилась. И потом, я его отвлек, а ты приласкал.

– Интересно, если бы он успел прострелить твою шкуру, ты так же рассуждал бы.

– Чего говорить о том, чего не случилось, – прикладывая пальцы к живчику на шее оглоушенного, возразил Парень. – Жив, – констатировал он.

– Говорить об этом надо, – с упором возразил Игорь. – И я из тебя за этот косяк еще душу выну. Потому как нефиг расслабляться. Вы мне раненые и уж тем более мертвые не нужны.

Теперь уже Бородин склонился над находящимся без сознания неизвестным. Доставать свой фонарик не стал, воспользовался трофейным. Хм. Точно такой же, как и у него. Динамо, с диодом в удобном прорезиненном корпусе. И уронить не страшно, и минуты вращения рукояти хватает минут на двадцать беспрерывной работы.

На неизвестном ничего особенного не обнаружилось. Пара ножей, на поясе и за голенищем. Уже выроненный револьвер. Папиросы, спички, золотой червонец, три рубля серебром и мелочь. И это все. Обычный среднестатистический невьянец.

А вот сумка, пристроившаяся у стены, куда интереснее. Из нее тянется резиновая трубка, на конце которой обнаружилась стальная игла. Что-то вроде той, что используют на насосах для мячей. Разве только она куда более длинная и вставлена в отверстие предназначенное для шкворня от поперечины ставней. В сумке трубка присоединена к какому-то стальному баллону с вентилем.

Отверстие для шкворня сквозное и он запирается изнутри. Зимой дополнительно утепляется. Получается этот говнюк собирался пустить в дом какой-то газ. Хм. И скорее всего, сонный. Теперь понятно, как так случилось, что Руль ни о чем не догадывался. Они с женой засыпали, а потом им еще и добавляли, чтобы они не смогли помешать даже случайно.

Ну точно! Так же эти сволочи делали закладки в доме Алины. Ну невозможно проделывать подобное так, чтобы никого не потревожить. Тем более, если там проживает чуть ни три десятка человек.

Та-ак. Что тут еще? Мини камеры. Тонкие, чуть ни с волос, провода. Черная краска, под стать той, которой была выкрашена рама «Антилопы». Но скорее всего куда более быстро сохнущая. Ретранслятор. Динамо в одном корпусе со стирлингом. Оборудование один в один с тем, что они сняли раньше и обнаружили в сгоревшей Ниве.

Быстрый переход
Мы в Instagram