Loading...
Изменить размер шрифта - +

 – Вторая? – встрепенувшись, переспрашиваю я. – Так у него их две?
 – Э-э… да. (Кажется, такой реакции узистка не ожидала.) Смотрите, здесь они видны обе. – Она указывает на экран, и я, к своему восторгу,

различаю малюсенькие, похожие на косточки, пальчики. Все десять.
 – О, простите, – всхлипываю я и утираю глаза салфеткой, которую узистка сует мне в руку. – Это слезы облегчения.
 Насколько я могу судить, все в полном порядке, – заверяет она. – Не волнуйтесь, повышенная эмоциональность при беременности – это

совершенно нормально. Просто гормоны разыгрались.
 Нет, ну сколько можно? Будто сговорились все – только и слышишь: «гормоны, гормоны». Прямо как Люк вчера вечером, когда я расплакалась

из-за той телерекламы со щенком. Нет у меня никакого гормонального сдвига, я такая же, как всегда. Просто реклама была очень грустная.
 – Вот, пожалуйста. – Узистка снова стучит по клавишам.
 Из принтера выползают скрученные черно-белые снимки, и она протягивает их мне. Вглядываюсь в один – да, очертания головки, все как

полагается. С носиком, ротиком и так далее.
 – Все, исследование закончено, – объявляет она, крутанувшись на стуле. – Осталось последнее. Вы хотите узнать пол ребенка?
 – Нет, спасибо, – с улыбкой отказывается Люк. – Мы уже подробно обо всем поговорили, правда, Бекки? Лучше не портить себе радость

ожидания.
 – Прекрасно, – ответно улыбается узистка. – В таком случае, я ничего не скажу.
 То есть как это «не скажу»? Стало быть, она уже все знает? Пусть и нам скажет сейчас же!
 – Но мы же еще ничего не решили, – вмешиваюсь я, – по крайней мере, окончательно.
 – Как же так, Бекки? – теряется Люк. – Неужели ты не помнишь? Мы обсуждали это целый вечер и договорились устроить себе сюрприз.
 – Ах да. Верно. – Не могу отвести глаз от расплывчатого снимка. – А может, устроим сюрприз прямо сейчас? Этим радость ожидания не

испортишь!
 Вообще-то я слегка кривлю душой. Но разве Люк не умирает от любопытства?
 – Ты и правда хочешь? – На лице Люка я вижу тень разочарования. – Узнать прямо сейчас?
 – Ну-у… – нерешительно тяну я. – Если ты считаешь, что лучше не надо…
 Меньше всего мне хочется расстраивать Люка. Как только я узнала, что беременна, он стал таким заботливым и милым. С недавних пор у меня

появились странные желания – вот, к примеру, на днях до смерти захотелось ананасов и розовый кардиган. И Люк повез меня по магазинам!
 Он уже собирается что-то ответить, как вдруг звонит его мобильник. Люк лезет в карман, но узистка предостерегающе поднимает руку:
 – Извините, здесь пользоваться мобильными телефонами запрещено.
 – Ясно. – Люк смотрит на экран и хмурится. – Это Йен. Надо перезвонить ему.
 Кто такой Йен, объяснять мне не надо. Йен Уилер – большая маркетинговая шишка из «Аркодас Груп». У Люка собственная компания «Брэндон

Коммьюникейшнс», которая занимается пиаром и рекламой, а «Аркодас» – крупный новый клиент Люка. Для Люка заполучить такого клиента было

большой удачей, компания сразу пошла в рост. Люк уже нанял целую толпу новых сотрудников, а теперь собирается открывать новые филиалы в

Европе.
Быстрый переход