Изменить размер шрифта - +

     -  В таком случае мне долго придется ждать, - заметил Андре-Луи.
- Господин де Керкадью не удосужился обзавестись друзьями при дворе.
     -  У  нас  есть господин де Латур д'Азир, - к немалому удивлению
молодого человека напомнила Алина.
     -  Он! -  воскликнул  Андре-Луи  и рассмеялся. - Но ведь прежде
всего  против  него  я  и  бунтовал  народ  Рена. Мне  следовало  бы
догадаться, что вам не передали мою речь.
     - Передали, и эту ее часть - среди прочего.
     -  Ах! И  тем  не  менее вы заботитесь о безопасности человека,
который  покушается  на  жизнь  вашего  будущего  супруга, призывая в
союзники  закон  или  справедливый  гнев  народа? Или, быть может,
убийство  бедного  Филиппа открыло вам глаза на вашего избранника, на
его  истинную  природу, и  вы  изменили свое отношение к перспективе
стать маркизой де Латур д'Азир?
     -  В своих рассуждениях вы часто проявляете полную неспособность
отличить частное от общего.
     -  Возможно. Но  не  до  такой степени, чтобы вообразить, будто
господин де Латур д'Азир хоть пальцем пошевелит по вашей просьбе.
     -  В  чем  вы, как  всегда, ошибаетесь. Если я попрошу его, то
непременно пошевелит.
     - Если вы попросите? - ужаснулся Андре-Луи.
     -  Ну  да! Видите ли, я пока не дала согласия стать маркизой де
Латур д'Азир. Я еще думаю. И такое положение имеет свои преимущества.
Одно  из них состоит в том, что оно гарантирует абсолютную покорность
поклонника.
     -  Так, так... Мне ясна ваша коварная логика. Вы могли бы зайти
настолько  далеко, чтобы сказать ему: "Откажете в моей просьбе - и я
откажусь выйти за вас замуж". И вы решитесь на это?
     - Если будет необходимо, то да.
     -  Вы  не  учитываете  вытекающие последствия. Не понимаете, что
свяжете  себе  руки  и  уже  не сможете отказать ему, не уронив своей
чести. Неужели  вы думаете, что я хочу вашей погибели и соглашусь на
это?!
     Алина выпустила рукав Андре-Луи.
     - Вы просто безумец! - воскликнула она, теряя терпение.
     -   Возможно. Но   мне   нравится  мое  безумие. В  нем  есть
увлекательность  и  острота, неведомая вашему здравомыслию. С вашего
позволения, Алина, я, пожалуй, отправлюсь в Гавриияк.
     - Андре, вам нельзя туда ехать! Это равносильно смерти!
     Она осадила лошадь и, поставив ее поперек дороги, преградила ему
путь.
     Уже  наступила  ночь, и только свет выплывшего из-за туч месяца
рассеивал непроницаемую тьму.
     -  Послушайте, - уговаривала Алина, - сделайте, как я прошу. За
вашей  спиной  показалась карета. Она едет сюда. Нас не должны видеть
вместе.
     Андре-Луи  быстро принял решение. Ложный героизм ему был чужд, и
его  отнюдь не соблазняла перспектива качаться на виселице в угоду де
Ледигьеру. Он   выполнил   принятое  обязательство.
Быстрый переход
Мы в Instagram