Loading...
Изменить размер шрифта - +
Ничего. А недавно – в эту субботу – слезла с постели и, дрожа всем телом, прошла в ванную, где встала под холодный душ.

Я придумала! Я придумала, как это сделать. Но не буду рассказывать, в чем состоял план.
– Как вам будет угодно. Дело ваше.
– Ладно, не обращайте внимания… В общем, я опять легла, но не могла заснуть. Я боялась не того, что могу сделать во сне, а того, что может

сделать мое сознание. Оказалось, я не в силах справиться с ним. Поэтому вчера я решила: надо снова взять свое сознание под контроль. Надо кому

то рассказать о моем плане, и тогда он уже не сработает. Кому рассказать? Только не друзьям. Поделится с подругой – значит пойти на уловку.

Заявить на себя в полицию? Исключено. Духовника у меня нет, в церковь я не хожу. Тогда я вспомнила о вас, позвонила и направилась на прием. Вот

почему я здесь. У меня одна просьба: если кто то застрелит моего мужа, обещайте, что расскажете полиции о моем приходе и о том, что от меня

услышали.
Вульф хмыкнул.
Миссис Хейзен выпрямилась, разъединила сплетенные пальцы, глубоко вздохнула через нос и столь же глубоко выдохнула через рот.
– Такие вот дела, – закончила она.
Вульф пристально смотрел на нее.
– Мое дело – выслушать, – сказал он, – но позволю себе одно замечание. Ваша стратегия хороша для самоустрашения, но представьте себе, что вашего

мужа застрелит кто то другой, а я расскажу полиции о нашем разговоре. Вы попадете в трудное положение.
– Почему? Я же не виновата!
– Пф! Вам не поздоровится, если не будет найден истинный виновник.
– Если я не виновата, мне все равно, – она вытянула руку вперед ладонью вверх. – Мистер Вульф! После того как я решила попасть к вам на прием, я

впервые спокойно спала ночь. Обещайте мне, что выполните мою просьбу. Никто не собирается его убивать. Обещайте мне – и тогда я тоже не смогу

осуществить свой план.
– Я бы не советовал вам требовать от меня такого обещания.
– Но я должна его получить.
– Хорошо! – его плечи поднялись на четверть дюйма и тот же опустились. – Да.
Она открыла коричневую кожаную сумку и вынула из нее чековую книжку и ручку.
– Я бы предпочла заплатить чеком, а не наличными, – сказала она. – Это будет свидетельством. Вас чек устроит? Я сказала мистеру Гудвину про сто

долларов. Этого достаточно?
Вульф сказал, что вполне, и она, примостив книжку на сумке, выписала чек. Чтобы избавить ее от необходимости вставать и передавать чек Вульфу, я

подошел к ней и принял чек. Но она закрыла сумочку и все равно встала. Она повернулась, чтобы взять свою шубку со спинки кресла, когда снова

заговорил Вульф:
– От вашего получаса, миссис Хейзен, осталось еще десять минут. Вы можете использовать их по вашему усмотрению.
– Нет, нет, спасибо. Я просто поняла, что была не совсем искренна, когда заявила мистеру Гудвину, что хочу вам кое что рассказать, и все. Я еще

хотела добиться от вас обещания. И я его получила. Огромное вам спасибо. Больше не смею вас… А, вы говорите, у меня еще десять минут? – Она

взглянула на свои наручные часики и обернулась ко мне. – Я бы хотела хоть краем глаза посмотреть на ваши орхидеи. Не могли бы вы, мистер Гудвин…
– Буду рад, – сказал я, причем абсолютно искренне.
Но Вульф уже поднимался с кресла.
– Десять минут задолжал вам я, а не мистер Гудвин, – объяснил он, выпрямляясь. – Пойдемте. Шубку можете оставить здесь.
Он первым двинулся к двери. Она глянула на меня с легкой улыбкой и последовала за Вульфом.
Быстрый переход